Регистрация прекращения права оперативного управления недвижимым имуществом

Статья 299 ГК РФ. Приобретение и прекращение права хозяйственного ведения и права оперативного управления. Комментарий к ст. 299 ГК РФ. Гражданский кодекс Российской Федерации в действующей редакции. ГК РФ 2016.

Статья 299 ГК РФ. Приобретение и прекращение права хозяйственного ведения и права оперативного управления

1. Право хозяйственного ведения или право оперативного управления имуществом, в отношении которого собственником принято решение о закреплении за унитарным предприятием или учреждением, возникает у этого предприятия или учреждения с момента передачи имущества, если иное не установлено законом и иными правовыми актами или решением собственника.

2. Плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении или оперативном управлении унитарного предприятия или учреждения, а также имущество, приобретенное унитарным предприятием или учреждением по договору или иным основаниям, поступают в хозяйственное ведение или оперативное управление предприятия или учреждения в порядке, установленном настоящим Кодексом, другими законами и иными правовыми актами для приобретения права собственности.

3. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления имуществом, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, прекращаются по основаниям и в порядке, предусмотренным настоящим Кодексом, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия или учреждения по решению собственника.

Комментарии к ст. 299 ГК РФ

1. В п. 1 статьи определен момент возникновения права хозяйственного ведения или права оперативного управления при создании УП или учреждения. По общему правилу имущество становится объектом названных прав не с момента принятия собственником решения о его закреплении, а с момента передачи имущества предприятию или учреждению. Понятие «передача» раскрывается в ст. 224 ГК (см. коммент. к ней).

2. На практике факт закрепления государственного или муниципального имущества на балансе УП или учреждения признается передачей имущества и создает презумпцию наличия у этих юридических лиц одного из рассматриваемых прав. Аналогичное правило должно действовать в отношении учреждений, создаваемых иным собственником. При этом необходимо учитывать следующее:

а) из законодательного или иного правового акта либо из решения собственника может следовать, что имущество предоставлено предприятию (учреждению) временно с условием последующего возврата собственнику либо для передачи другому лицу, либо для иных целей, не связанных с закреплением данного имущества на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. В этом случае момент перехода имущества предприятию (учреждению), а также характер прав на него определяются законодательным (иным правовым) актом или решением собственника;

б) комментируемая норма носит диспозитивный характер. Это означает, что законом, иными правовыми актами или решением собственника может быть установлен иной момент перехода имущества в хозяйственное ведение или оперативное управление организации.

3. В п. 2 статьи определен момент возникновения права хозяйственного ведения или оперативного управления после создания предприятия (учреждения), т.е. в процессе их хозяйственной деятельности. Этот момент определяется по общим правилам перехода права собственности. При этом имущество, приобретенное УП за счет своей прибыли, остается государственной (муниципальной) собственностью и не может безвозмездно передаваться в собственность трудового коллектива предприятия (информационное письмо ВАС РФ от 31 июля 1992 г. «О разрешении споров, связанных с применением законодательства о собственности» // Вестник ВАС РФ. 1993. N 1. С. 96).

4. Право хозяйственного ведения или оперативного управления имуществом прекращается по общим нормам о прекращении права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества по решению собственника (п. 2 ст. 296 ГК).

В случае приватизации предприятия право хозяйственного ведения прекращается вместе с правом государственной или муниципальной собственности. Выкуп приватизируемым предприятием занимаемого им нежилого помещения является основанием для прекращения права хозяйственного ведения государственного (муниципального) предприятия, на балансе которого помещение находилось (п. 13 Обзора практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав).

Возврат имущества в казну по инициативе автономного учреждения

Автор: Орлова О. Е., эксперт журнала

Управление имуществом предполагает не только его эксплуатацию, но и реализацию при невозможности получить от его использования хотя бы нулевой финансовый результат. Не используемое для выполнения госзадания имущество автономные учреждения содержат за свой счет. Для многих из них избавление от таких объектов – вопрос не только повышения эффективности, но и выживания. Но может ли АУ инициировать возврат неиспользуемого имущества его собственнику? Наделены ли учреждения таким правом? Какие обстоятельства могут затруднить процедуру возврата имущества в казну? Обо всем этом – далее в статье.

Право оперативного управления.

Подавляющая часть имущества автономных учреждений принадлежит им на праве оперативного управления. То есть АУ владеют, пользуются имуществом, а также распоряжаются им с согласия его собственника (учредителя учреждения).

Как указано в п. 5 Постановления Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22[1], согласно п. 1, 2 ст. 299 ГК РФ право оперативного управления возникает на основании акта собственника о закреплении имущества за учреждением либо в результате приобретения учреждением имущества по договору или иному основанию. В силу ст. 210, 296 ГК РФ право оперативного управления имеет вещный характер и не только предоставляет его субъектам правомочия по владению и пользованию имуществом, но и возлагает на них обязанности по содержанию имущества.

Собственник вправе изъять излишнее, неиспользуемое или используемое не по назначению имущество, закрепленное им за АУ либо приобретенное учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на такое приобретение. Имуществом, изъятым у АУ, собственник распоряжается по своему усмотрению (п. 2 ст. 296 ГК РФ).

Отказ от права оперативного управления.

Согласно позиции, изложенной в Определении ВС РФ от 14.12.2015 № 307-КГ15-15650 по делу № А42-8275/2014, на основании ст. 236 ГК РФ юридическое лицо может отказаться от права собственности (иного вещного права)[2] на принадлежащее ему имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на данное имущество.

В силу п. 3 ст. 299 ГК РФ право оперативного управления имуществом прекращается по основаниям и в порядке, предусмотренным гражданским законодательством, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у учреждения по решению собственника. Порядок отказа от права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком установлен ст. 53 ЗК РФ.

Норма ГК РФ, наделяющая собственника правом изъятия имущества, одновременно создает для него обязанность принять имущество. Учреждение вправе вернуть неиспользуемый объект в казну.

Неоднократно участвуя в судебных процессах, Федеральное агентство по управлению государственным имуществом трактовало ст. 296 и 299 ГК РФ как наделяющие собственника исключительно правом изъятия имущества, а не обязанностью принять его. То есть, по мнению Росимущества, у учреждений отсутствуют полномочия по возврату имущества в казну. В отношении судебных органов ведомство придерживалось позиции, что они не вправе вмешиваться в полномочия собственника и принимать судебный акт, обязывающий собственника вынести ненормативный акт об изъятии имущества из оперативного управления (постановления АС ВВО от 26.02.2019 № Ф01-7204/2018 по делу № А43-12391/2018, от 18.12.2017 № Ф01-5582/2017 по делу № А43-8239/2017, АС УО от 25.04.2017 № Ф09-1744/17 по делу № А50-17801/2016). Однако подобное толкование гражданского законодательства основано на неправильном понимании сути правоотношений собственности.

Согласно ст. 296 ГК РФ за учреждением на праве оперативного управления закрепляется имущество, используемое им в соответствии с целями деятельности и назначением этого имущества. Как уже отмечалось, неиспользуемое или используемое не по назначению имущество, закрепленное за учреждением, может быть изъято собственником на основании п. 2 ст. 296. При этом процедура и сроки изъятия имущества, закрепленного за учреждением на праве оперативного управления, действующим федеральным законодательством не регламентированы.

Возврат имущества в казну по инициативе учреждения фактически означает отказ от владения, пользования и распоряжения имуществом, в отношении которого имеется решение собственника о его закреплении за учреждением. При прекращении права оперативного управления на имущество последнее продолжает находиться в собственности, то есть утраты каких-либо прав собственника не происходит.

Роль органов по управлению имуществом в процедуре возврата.

Такими органами выступают Федеральное агентство по управлению государственным имуществом, уполномоченный орган по управлению государственным имуществом субъекта РФ (например, департамент по управлению имуществом области), орган местного самоуправления, наделенный полномочиями в сфере управления муниципальным имуществом (например, комитет по управлению имуществом городского округа).

В частности, согласно п. 5.22 Положения № 432[3] Росимущество наделено полномочиями по изъятию в установленном порядке излишнего, неиспользуемого или используемого не по назначению имущества, закрепленного на праве оперативного управления за федеральными учреждениями. Именно это ведомство обычно и выступает стороной в спорах о возврате имущества в казну. В силу п. 4 Положения № 432 агентство осуществляет свою деятельность непосредственно и через свои территориальные органы и подведомственные организации.

Исходя из переданных им полномочий Росимущество и иные органы по управлению имуществом обладают специальной правоспособностью, их деятельность направлена на реализацию целей и задач, установленных законодательством, в частности на обеспечение эффективного управления государственным имуществом. В связи с этим предоставленное законом право изъятия не используемого учреждением имущества является одновременно обязанностью органа по управлению имуществом (Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2017 по делу № А13-12753/2016).

Анализ судебных дел свидетельствует о том, что Росимущество, а также региональные органы по управлению имуществом уклоняются от принятия имущества в казну. В частности, это обусловлено задачами, поставленными перед данным ведомством в государственной программе РФ «Управление федеральным имуществом»[4]. В ее исполнение Росимущество работает над минимизацией объектов, составляющих государственную казну РФ. Как сказано в паспорте государственной программы, актуальной задачей остается оптимизация состава имущества государственной казны РФ, которое должно использоваться исключительно для обеспечения государственных функций. Сокращение количества объектов, составляющих государственную казну (в ней федеральное имущество находится временно), – одна из ключевых задач подпрограммы 1 названной госпрограммы.

Необоснованные причины для непринятия имущества в казну.

Как мы уже отмечали, суды не признают правовую позицию органов власти об отсутствии у учреждений права возврата в казну неиспользуемого имущества. То есть норма п. 2 ст. 296 ГК РФ, наделяющая собственника правом изъятия имущества, одновременно создает для него обязанность принять имущество. Чтобы препятствовать возврату имущества в казну, органы по управлению имуществом приводят разнообразные частные причины, которые суды оценивают как не имеющие правового значения. Приведем эти доводы, поскольку с ними учреждения могут столкнуться в ходе процедуры возврата имущества в казну.

Читайте также  Как подать на раздел имущества при разводе?

Причины отказа органов власти от изъятия имущества в казну.

Причина отказа

Судебные акты

Нет потребности в имуществе со стороны других потенциальных балансодержателей

Постановление АС ВВО от 26.02.2019 № Ф01-7204/2018 по делу № А43-12391/2018; Определение ВС РФ от 14.12.2015 № 307-КГ15-15650 по делу № А42-8275/2014

Неудовлетворительное состояние имущества

Постановления АС ПО:

– от 25.07.2017 № Ф06-22449/2017 по делу № А49-5902/2016;

– от 07.06.2017 № Ф06-21273/2017 по делу № А49-10935/2016

Передача имущества в казну может лишить учреждение возможности осуществлять свою деятельность

Постановления АС УО:

– от 25.01.2019 № Ф09-8767/18 по делу № А60-17625/2018;

– от 25.10.2018 № Ф09-6735/18 по делу № А76-40390/2017;

– от 29.11.2017 № Ф09-6719/17 по делу № А76-30632/2016;

– от 25.09.2017 № Ф09-4838/17 по делу № А76-30634/2016;

– от 14.09.2017 № Ф09-4721/17 по делу № А76-30631/2016

Безусловным основанием для обязания собственника осуществить принятие излишнего имущества в казну являются лишь негативные последствия для учреждения при сохранении имущества в оперативном управлении

Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 27.09.2017 по делу № А43-8239/2017

Отсутствие перераспределения остатка бюджетных средств, выделенных учреждению на содержание объекта недвижимости

Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2016 по делу № А13-10931/2016

Отсутствие согласования с собственником имущества отказа учреждения от права оперативного управления на спорный объект

Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2015 по делу № А13-15096/2014

Отсутствие зарегистрированного права оперативного управления

Постановление АС УО от 25.04.2017 № Ф09-1744/17 по делу № А50-17801/2016

Предложение альтернативы изъятию имущества: списание или передача в аренду (безвозмездное пользование)

Постановление АС ВВО от 13.11.2017 № Ф01-4748/2017 по делу № А29-778/2017

Признание нецелесообразным несения затрат по содержанию и надлежащей эксплуатации имущества со стороны органа, осуществляющего полномочия собственника имущества

Постановление АС ПО от 25.07.2017 № Ф06-22449/2017 по делу № А49-5902/2016

Ни одна из названных причин не была расценена судом как барьер для возврата имущества в казну.

Дополнительные основания для передачи в казну.

В то время как в отношении собственника дополнительные издержки по содержанию имущества суды не принимают во внимание как препятствующие исполнению обязанностей собственника, несение расходов со стороны балансодержателей выступает дополнительным доводом для изъятия имущества в казну. В частности, суды признавали основанием для возврата имущества в казну его неиспользование по назначению в соответствии с целями деятельности учреждения при одновременном возложении имущественного обременения в виде обязанности по содержанию имущества и уплате налога (постановления АС УО от 25.10.2018 по делу № А76-40390/2017, от 29.11.2017 по делу № А76-30632/2016, от 25.09.2017 по делу № А76-30634/2016, от 14.09.2017 по делу № А76-30631/2016, от 14.09.2017 № Ф09-4722/17 по делу № А76-30629/2016, от 22.05.2017 № Ф09-2479/17 по делу № А76-20257/2016, Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2017 по делу № А13-12753/2016).

Если распоряжение имуществом противоречит целям деятельности учреждения, имущество подлежит изъятию в казну. Это подтверждено на высшем уровне (Определение ВС РФ от 28.04.2017 № 306-КГ17-4810 по делу № А12-22041/2016) – на примере библиотеки, владеющей частью жилого дома.

Заключение.

Как показывает судебная практика, проблема с возвратом имущества в казну существует: государственные органы препятствуют этому процессу. Обычно судебным тяжбам предшествуют неоднократные попытки учреждений передать неиспользуемое имущество иным структурам в оперативное управление или пользование. И лишь длительное непринятие имущества в казну служит основанием для подачи иска в арбитражный суд (постановления АС УО от 25.09.2017 по делу № А76-30634/2016, от 14.09.2017 по делу № А76-30631/2016).

Причины судебных споров имеют чисто экономический характер: неиспользуемое имущество, как правило, ничего, кроме расходов, не приносит. Этим объясняется стремление и собственника, и балансодержателя переложить бремя расходов на другое лицо. Но в отличие от собственника учреждение, имеющее имущество в оперативном управлении, вправе отказаться от вещных прав без поиска нового лица, готового принять это имущество на свой баланс.

[1] «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

[2] В свете рассматриваемой проблемы ключевым фактором является вещное право, а не организационно-правовая форма балансодержателя. Поэтому в статье для полноты картины в качестве примеров приведены разные судебные акты, в которых балансодержатели (не обязательно автономные учреждения) настаивали на возврате в казну имущества, находящегося в оперативном управлении.

[3] Положение о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом, утв. Постановлением Правительства РФ от 05.06.2008 № 432.

[4] Утверждена Постановлением Правительства РФ от 15.04.2014 № 327.

Определение Верховного Суда РФ от 24.10.2016 N 306-ЭС16-13388 по делу N А57-18020/2015

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 24 октября 2016 г. N 306-ЭС16-13388

Судья Верховного Суда Российской Федерации Чучунова Н.С., изучив кассационную жалобу администрации муниципального образования «Город Саратов» на решение Арбитражного суда Саратовской области от 02.12.2015, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2016 и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 14.06.2016 по делу N А57-18020/2015,

муниципальное бюджетное учреждение «Служба благоустройства города» (далее — Учреждение) обратилось в Арбитражный суд Саратовской области с заявлением к муниципальному унитарному предприятию «Городские дороги плюс» (далее — Предприятие) о признании отсутствующим права хозяйственного ведения, зарегистрированного за Предприятием на объект нежилого фонда, расположенного по адресу: г. Саратов, ул. им. Орджоникидзе, д. 12б, площадью 256,9 кв. м, о регистрации права оперативного управления за Учреждением на объект, расположенный по адресу: г. Саратов, ул. им. Орджоникидзе, д. 12б, площадью 256,9 кв. м.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Саратовской области (далее — Управление), Комитет по управлению имуществом Администрации муниципального образования «Город Саратов» (далее — Комитет) и Администрация муниципального образования «Город Саратов» (далее — Администрация).

Решением Арбитражного суда Саратовской области от 02.12.2015, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2016 и постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 14.06.2016, в удовлетворении требований отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Администрация просит отменить состоявшиеся по делу судебные акты и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на существенное нарушение норм материального и процессуального права.

По мнению заявителя жалобы, судами неправильно применена статья 299 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 299 Гражданского кодекса Российской Федерации право хозяйственного ведения имуществом прекращается по основаниям и в порядке, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия или учреждения по решению собственника.

Именно момент передачи спорных объектов свидетельствует о возникновении права оперативного управления у МБУ «Служба благоустройства города» с 24.06.2014. Заявитель также не согласен с выводами судов о незаконном изъятии имущества.

Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационной жалобе доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

При изучении доводов кассационной жалобы и принятых по делу судебных актов оснований, по которым жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, не установлено.

Как следует из обжалуемых актов, Распоряжением комитета от 30.10.2008 N 1357-р за Предприятием закреплены на праве хозяйственного ведения объекты нежилого фонда расположенные по адресу: г. Саратов, ул. Орджоникидзе, д. 12б.

Между Комитетом и Предприятием заключен контракт от 09.02.2009 N 356 на право хозяйственного ведения на объект нежилого фонда площадью 256,9 кв. м по адресу: г. Саратов, ул. Орджоникидзе, д. 12б, литера АА1. Срок действия контракта на право хозяйственного ведения не ограничен и устанавливается с 26.12.2008.

20.10.2009 в реестре за Предприятием зарегистрировано право хозяйственного ведения на объект — нежилое помещение площадью 256,9 кв. м по адресу: г. Саратов, ул. Орджоникидзе, д. 12б.

На основании распоряжения Комитета от 23.06.2014 N 2072-р из хозяйственного ведения предприятия изъяты объекты нежилого фонда, расположенные по адресу: г. Саратов, ул. Орджоникидзе, д. 12б, в том числе объект площадью 256,9 кв. м и закреплены на праве оперативного управления за учреждением.

Согласно акту приема-передачи от 24.06.2014 объект передан учреждению, акт подписан сторонами 18.07.2014.

Между комитетом и учреждением заключен контракт от 16.09.2014 N 2669-О на право оперативного управления на объект нежилого фонда площадью 256,9 кв. м по адресу: г. Саратов, ул. Орджоникидзе, д. 12б, литера АА1. Срок действия контракта на право оперативного управления не ограничен и устанавливается с 23.06.2014.

Учреждение обратилось в Управление с заявлением о регистрации права оперативного управления на нежилое помещение площадью 256,9 кв. м. Регистрация приостановлена в связи с наличием постановления Волжского РОСП от 13.08.2014 о наложении запрета на совершение регистрационных действий, действий по исключению из реестра в отношении спорного объекта недвижимости.

Определением Арбитражного суда Саратовской области от 12.02.2015 по делу N А57-6255/2014 предприятие признано несостоятельным (банкротом), введена процедура наблюдения.

02.03.2015 от управления получено сообщение об отказе в государственной регистрации права оперативного управления на объект, в связи с противоречиями между заявленными и уже зарегистрированными правами.

Истец, ссылаясь на отсутствие у него возможности оформления права оперативного управления на объект недвижимости и получения свидетельства о государственной регистрации права на него во внесудебном порядке, запись в реестре о государственной регистрации права хозяйственного ведения за предприятием на спорный объект не может носить правоподтверждающий характер, ввиду фактического прекращения данного права, обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Суды трех инстанций, отказывая в удовлетворении заявленных требований, исходили из следующего.

Читайте также  Подсчет количества дней отпуска при увольнении

Согласно пункту 1 статьи 299 Гражданского кодекса Российской Федерации право хозяйственного ведения или право оперативного управления имуществом, в отношении которого собственником принято решение о закреплении за унитарным предприятием или учреждением, возникает у этого предприятия или учреждения с момента передачи имущества, если иное не установлено законом и иными правовыми актами или решением собственника. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления имуществом, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, прекращаются по основаниям и в порядке, предусмотренным настоящим Кодексом, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия или учреждения по решению собственника. (пункт 3 статьи 299 Гражданского кодекса).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации и Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 5 постановления от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — постановление N 10/22) разъяснил, что право хозяйственного ведения и оперативного управления возникают на основании акта собственника о закреплении имущества за унитарным предприятием или учреждением, а также в результате приобретения унитарным предприятием или учреждением имущества по договору или иному основанию.

Судам при разрешении споров, связанных с защитой права хозяйственного ведения и права оперативного управления государственных (муниципальных) предприятий и учреждений, следует исходить из того, что, поскольку в федеральном законе, в частности статье 295 ГК РФ, определяющей права собственника в отношении имущества, находящегося в хозяйственном ведении, не предусмотрено иное, собственник, передав во владение унитарному предприятию имущество, не вправе распоряжаться таким имуществом независимо от наличия или отсутствия согласия такого предприятия.

В пункте 1 статьи 20 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (далее — Закон N 161-ФЗ) перечислены полномочия собственника имущества унитарного предприятия, в перечень которых не включено, за исключением казенных предприятий, право изымать, а также иным образом распоряжаться находящимся в хозяйственном ведении предприятия имуществом.

Добровольный отказ предприятия от имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения, не допускается в силу положений пункта 3 статьи 18 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ, который прямо обязывает предприятие распоряжаться своим имуществом только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом.

Таким образом, суды обоснованно исходили из того, что ни положения ГК РФ, ни нормы Закона N 161-ФЗ не предоставляют собственнику имущества, образованного на праве хозяйственного ведения, право изымать у него это имущество.

Кроме того, после возбуждения производства по делу о банкротстве должника — ответчика, собственник имущества утрачивает свои права в отношении такого предприятия и его имущества в силу части 2 статьи 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», запрет на изъятие имущества унитарного предприятия его собственником прямо установлен статьей 63 указанного Закона.

Ссылаясь на положения статей 1, 11, 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ, разъяснения, содержащиеся в пункте 52 постановления Пленума от 29.04.2010 N 10/22, и в пункта 12 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.01.2013 N 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения» суды правомерно указали, что иск о признании права или обременения отсутствующим является исключительным способом защиты, который подлежит применению лишь тогда, когда нарушенное право не может быть защищено посредством предъявления специальных исков, предусмотренных действующим законодательством.

При этом правом на такой иск обладает только владеющий собственник недвижимости, право которого зарегистрировано в реестре.

Удовлетворение требований лица, не владеющего спорным имуществом, не способно повлечь реальное восстановление его прав, что является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Учитывая, что за истцом право оперативного управления в ЕГРП на спорное имущество не зарегистрировано, суды пришли к правильному выводу о том, что в данном случае удовлетворение требования о признании отсутствующим права хозяйственного ведения ответчика не способно повлечь восстановление прав истца, и отказали в иске.

Доводы заявителя жалобы не подтверждают существенных нарушений норм материального и (или) процессуального права, повлиявших на исход дела.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 291.1, 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

Отказать в передаче кассационной жалобы администрации муниципального образования «Город Саратов» для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Регистрация прекращения права собственности в Росреестре

В повседневной жизни часто возникают ситуации, когда правообладатель принимает решение произвести демонтаж объекта недвижимости на своем земельном участке. После проведения указанных работ, он обращается в Росреестр с заявлением о государственной регистрации прекращения права собственности. Но, как правило, сталкивается с приостановлением или отказом в государcтвенной регистрации прекращения права собственности и даются соответствующие рекомендации по их устранению.

Следует отметить, что Росреестр, ссылаясь на п.3 ч.1 ст.29 Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» (далее Закон), проводит правовую экспертизу представленных на регистрацию документов.

По результатам проведенной экспертизы, наиболее часто Росреестр приостанавливает государственную регистрацию по следующим основаниям:
— обращение с заявлением ненадлежащего лица;
— не представление документов, необходимых для осуществления регистрационных действий;
— наличие сомнений в подлинности документов или сведений, содержащихся в них, или их недостоверность;
-отсутствие полномочий у лица, указанного в заявлении, распоряжаться объектом недвижимого имущества;
— наличие фактов подписания (удостоверения) документов, представленных на регистрацию, неправомочным лицом.
— наличие противоречий между заявленными правами и уже зарегистрированными в Едином государственном реестре недвижимости (далее ЕГРН);
— не соответствие требованиям законодательства Российской Федерации документов по форме и содержанию;
— наличие спора в отношении объекта недвижимости;
— обращение взыскания в отношении недвижимого имущества.

Необходимо также отметить, что указанные основания являются общими (основными), каждое из которых государственный регистратор раскрывает с учётом основных характеристик дела ПУД (правоустанавливающих документов).

Не останавливаясь на поверхностном анализе указанных выше оснований для приостановления государственной регистрации, рассмотрим более подробно такую причину как: «не представление документов, необходимых для осуществления регистрационных действий» по прекращению права собственности на объект недвижимого имущества.

Для начала разберем, из чего состоит базовый пакет документов, необходимый для регистрации прекращения права собственности. В соответствии с Законом документами, необходимыми для регистрации кадастрового учета и (или) регистрации прав, являются:
— заявление о государственной регистрации прекращения права собственности;
— оплаченная государственная пошлина;
— документ, подтверждающий полномочия представителя заявителя (если с заявлением
обращается его представитель);
— документы, являющиеся основанием для осуществления государственного кадастрового
учета и (или) государственной регистрации прав;
— иные документы, предусмотренные Законом и принятыми в соответствии с ним
иными нормативными правовыми актами.

Однако многие не знают, что одновременно с заявлением о государственной регистрации прекращения права собственности необходимо подавать заявление о снятии с кадастрового учета, прекратившего свое существование объекта недвижимости.

Так, в силу пункта 3 части 3 статьи 14 Закона предусмотрено осуществление государственного кадастрового учета и государственной регистрации прав одновременно.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 15 Закона, части 1 статьи 23 Закона и части 5 статьи 14 Закона снятие с кадастрового учета объектов недвижимости возможно только:
— на основании заявления о снятии с кадастрового учета и акта обследования;
— на основании вступившего в законную силу судебного решения;
— в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 41 Закона о недвижимости.

Исходя из изложенного, прекращение права собственности на Объект не представляется возможным при наличии Объекта на государственном кадастровом учете.

Далее разберем, что же является основанием для прекращения права собственности. В соответствии с действующим законодательством, данную норму регулирует ст. 235 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). В частности, право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

Вместе с тем, в соответствии с п. 3 ст. 1 Закона о недвижимости государственная регистрация прав на недвижимое имущество — юридический акт признания и подтверждения возникновения, изменения, перехода, прекращения права определенного лица на недвижимое имущество или ограничения такого права и обременения недвижимого имущества (далее — государственная регистрация прав).

Кроме того, при проведении правовой экспертизы представленных документов, государственный регистратор использует Единый государственный реестр недвижимости (далее — ЕГРН), который содержит информацию о существующих и прекращенных правах на объекты недвижимого имущества, данные об указанных объектах и сведения о правообладателях.

При этом необходимо отметить, что порядок ведения ЕГРН, в том числе объем вносимых в реестры ЕГРН сведений, устанавливается органом нормативно-правового регулирования (п. 7. ст. 7 Закона).

Между тем, в соответствии с п. 16 Порядка ведения ЕГРН, утвержденных Приказом Минэкономразвития России от 16.12.2015 N 943 «Об установлении порядка ведения Единого государственного реестра недвижимости, формы специальной регистрационной надписи на документе, выражающем содержание сделки, состава сведений, включаемых в специальную регистрационную надпись на документе, выражающем содержание сделки, и требований к ее заполнению, а также требований к формату специальной регистрационной надписи на документе, выражающем содержание сделки, в электронной форме, порядка изменения в Едином государственном реестре недвижимости сведений о местоположении границ земельного участка при исправлении реестровой ошибки» (далее – Порядок), при снятии объекта недвижимости с государственного кадастрового учета, государственной регистрации прекращения права, ограничения права, обременения объекта недвижимого имущества, сделки в данных о прекращении (снятии с учета) указываются, в том числе сведения о документах-основаниях для снятия с государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации прекращения права, ограничения права, обременения объекта недвижимого имущества, сделки в объеме сведений, предусмотренных пунктом 51 Порядка.

Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 14 Закона, необходимым для снятия с кадастрового учета объекта капитального строительства документом является акт обследования, подтверждающий прекращение существования объекта недвижимости (при снятии с учета такого объекта недвижимости).

В силу положений ч. 1 ст. 23, акт обследования представляет собой документ, в котором кадастровый инженер в результате осмотра места нахождения здания, сооружения, помещения, машиноместа или объекта незавершенного строительства с учетом имеющихся сведений ЕГРН о таком объекте недвижимости, а также иных предусмотренных требованиями к подготовке акта обследования документов подтверждает прекращение существования здания, сооружения или объекта незавершенного строительства в связи с гибелью или уничтожением такого объекта недвижимости либо прекращение существования помещения, машиноместа в связи с гибелью или уничтожением здания или сооружения, в которых они были расположены, гибелью или уничтожением части здания или сооружения, в пределах которой такое помещение или такое машиноместо было расположено.

Читайте также  Претензия работодателю о невыплате зарплаты после увольнения

Таким образом, снять с кадастрового учета объект капитального строительства в связи с прекращением его существования в результате гибели или уничтожения, возможно только на основании акта обследования.

Вместе с тем, в соответствии с п. 3 раздела I Приказа Минэкономразвития РФ от 20.11.2015 № 861 «Об утверждении формы и состава акта обследования, а также требований к его подготовке», Акт подготавливается на основании сведений, полученных в результате осмотра места нахождения объекта недвижимости с учетом сведений Единого государственного реестра недвижимости, а также иных документов, подтверждающих прекращение существования объекта недвижимости или являющихся основанием для сноса объекта недвижимости. Указанные документы, за исключением документов, содержащих сведения ЕГРН, включаются в состав приложения к Акту.

Таким образом, документы, подтверждающие прекращение существования объекта недвижимости должны быть включены кадастровым инженером в состав приложения к акту обследования.

Управляющий партнер юридической компании EL Group

Государственная регистрация права хозяйственного ведения и права оперативного управления на объект недвижимого имущества, находящийся в государственной или муниципальной собственности

Получатель – юридическое лицо

Необходимые документы:

1) заявление о государственной регистрации права (оригинал);

2) документ, удостоверяющий личность представителя юридического лица (оригинал);

3) документы, подтверждающие полномочия представителя юридического лица действовать от имени юридического лица (оригинал либо нотариально заверенная копия и копия);

4) учредительные документы юридического лица, или нотариально удостоверенные копии учредительных документов юридического лица, или заверенные лицом, имеющим право действовать без доверенности от имени юридического лица, и печатью юридического лица (при наличии печати) копии этих учредительных документов;

5) документы, подтверждающие возникновение права хозяйственного ведения (права оперативного управления) на имущество:

закрепление имущества за государственным или муниципальным предприятием (казенным предприятием, государственным или муниципальным учреждением) (решение собственника о закреплении имущества с указанием пообъектного перечня передаваемого имущества)

приобретение имущества иным способом, предусмотренным гражданским законодательством (вступивший в законную силу судебный акт ; разрешение на ввод объекта в эксплуатацию, выданное органом государственной власти субъекта Российской Федерации либо органом местного самоуправления; договор, совершенный в простой письменной форме, нотариально удостоверенный договор;

6) документы, подтверждающие передачу имущества собственником государственному или муниципальному предприятию (казенному предприятию, государственному или муниципальному учреждению) на праве хозяйственного ведения (на праве оперативного управления) (при закреплении имущества)

7) документы, необходимые для осуществления государственного кадастрового учета объекта недвижимости (в случае, если объект недвижимости не поставлен на Государственный кадастровый учет (оригинал и копия);

8) разрешение на ввод объекта в эксплуатацию, выданное органом государственной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления) (оригинал и копия);

9) иные документы, которые в установленных законодательством случаях необходимы для государственной регистрации.

Заявителем – юридическим лицом по собственной инициативе могут быть представлены:

документы, подтверждающие государственную регистрацию юридического лица (выписка из Единого государственного реестра юридических лиц) (оригинал либо нотариально заверенная копия и копия);

Заявителем – юридическим лицом по собственной инициативе может быть представлено разрешение на ввод объекта в эксплуатацию, выданное органом государственной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления).

В случае если заявителем такие документы не представлены по собственной инициативе – сведения запрашиваются органом, осуществляющим государственную регистрацию прав, в порядке межведомственного взаимодействия.

При проведении правовой экспертизы представленных документов государственный регистратор обязан принять необходимые меры по получению дополнительных сведений и (или) подтверждению подлинности документов или достоверности указанных в них сведений, в том числе подтверждающие, что право соответствующего публичного образования на закрепленный объект недвижимости возникло (если данное право ранее не было зарегистрировано).

Срок предоставления услуги:

7 рабочих дней с даты приема органом регистрации прав заявления на осуществление государственной регистрации прав и прилагаемых к нему документов;

9 рабочих дней с даты приема в многофункциональном центре заявления на осуществление государственной регистрации прав и прилагаемых к нему документов;

10 рабочих дней с даты приема органом регистрации прав заявления на осуществление государственного кадастрового учета и государственной регистрации прав и прилагаемых к нему документов;

12 рабочих дней с даты приема многофункциональным центром заявления на осуществление государственного кадастрового учета и государственной регистрации прав и прилагаемых к нему документов;

Государственная пошлина:

22 000 рублей (государственная пошлина за государственную регистрацию права оперативного управления недвижимым имуществом, находящимся в государственной или муниципальной собственности, не взимается.)

Результат услуги: Проведенная государственная регистрация возникновения и перехода прав на недвижимое имущество удостоверяется выпиской из Единого государственного реестра недвижимости.

Верховный Суд РФ напомнил о важности своевременной регистрации прав на недвижимое имущество

Юрист практики разрешения споров TAXmanager

В современных реалиях встречаются случаи, когда продавец передал недвижимое имущество покупателю по договору купли-продажи, стороны зафиксировали передачу в акте приёма-передачи, но действий по регистрации перехода права собственности не совершили. И кому же принадлежит имущество? Такой случай недавно был рассмотрен Верховным Судом РФ. Подробнее об этом – в статье Анастасии Рой.

Права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр – это аксиома имущественных отношений, которая закреплена законодателем в пункте 2 статьи 8.1 Гражданского кодекса РФ.

В пункте 1 статьи 131 Гражданского кодекса установлено, что право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации .

Соответственно, право собственности на недвижимое имущество подлежит государственной регистрации и возникает именно с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр.

В современных реалиях встречаются случаи, когда продавец передал недвижимое имущество покупателю по договору купли-продажи, стороны зафиксировали передачу в акте приёма-передачи, но действий по регистрации перехода права собственности не совершили. Происходит ли это в силу забывчивости или юридической безграмотности, сказать сложно, но подобное имеет место.

Аналогичный случай недавно был рассмотрен Верховным Судом РФ: имущество передано, но стороны забыли зарегистрировать переход права собственности. Тем временем прежний собственник ушёл в банкротство.

Так кому же принадлежит имущество? Новому владельцу (право не отражено в реестре, но фактически владеет имуществом) или прежнему (право отражено в реестре, но фактически не владеет имуществом)?

Фабула дела

Продавец передал покупателю по договору купли-продажи недвижимого имущества пять нежилых зданий. Право собственности покупателя на приобретённые объекты было зарегистрировано.

Впоследствии продавец, ссылаясь на неисполнение покупателем обязательства по оплате имущества, обратился в суд общей юрисдикции с иском о расторжении упомянутого договора.

Решением суда общей юрисдикции договор расторгнут, на покупателя возложена обязанность возвратить продавцу переданную недвижимость. Покупатель действительно возвратил имущество по акту приёма-передачи недвижимого имущества. Только вот переход права так и не был зарегистрирован.

Более чем через год с даты передачи имущества покупатель был признан банкротом и введена процедура реализации его имущества.

Арбитражные суды трёх инстанций решали, за кем должны остаться объекты недвижимости: суды первой и апелляционной инстанций указали на пропуск срока исковой давности по заявлению финансового управляющего, суд округа согласился и дополнительно отметил, что действия по возврату имущества во исполнение судебного акта не могут быть квалифицированы как совершённые в целях причинения вреда кредиторам должника или со злоупотреблением правом.

В результате имущество оставалось за фактическим владельцем, несмотря на отсутствие соответствующей записи в реестре о его праве.

Решающим и окончательным стало Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ № 310-ЭС21-1061 от 27.05.2021, в котором изложена кардинально отличающаяся от нижестоящих судов позиция.

Так, согласно пункту 1 статьи 213.25 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) все имущество гражданина, имеющееся на день принятия решения о признании его банкротом и выявленное или приобретённое после этого дня, составляет конкурсную массу, за исключением имущества, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством.

Поскольку на момент открытия процедуры реализации имущества должника недвижимость не была передана (в силу отсутствия соответствующей записи в государственном реестре о переходе права на имущество), объекты недвижимости на основании приведённого положения входят в конкурсную массу должника.

Верховный Суд РФ обязал фактического владельца передать финансовому управляющему должника все пять объектов недвижимости для последующей их реализации и проведения расчётов с кредиторами.

Соответственно, имущество остаётся за должником, а фактический владелец, в чьём распоряжении находилась недвижимость 1 год и 4 месяца, утрачивает возможность вернуть право собственности на недвижимость в процедуре банкротства должника. Требование о возврате имущества трансформируется в денежное и удовлетворяется наравне с требованиями иных кредиторов в общем порядке.

А если должник не гражданин, а юридическое лицо?

Законодатель предусмотрел аналогичное положение и для банкротства юридических лиц, закрепив его в пункте 1 статьи 131 Закона о банкротстве, согласно которому всё имущество должника, имеющееся на дату открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу.

Резюмируя вышеприведённое, необходимо выделить главное: подлежащие государственной регистрации права на имущество возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, а не в момент совершения или фактического исполнения сделки либо вступления в законную силу судебного решения, на основании которых возникают, изменяются или прекращаются права.

Простым языком, вносить соответствующие записи в государственный реестр нужно оперативно и своевременно во избежание плачевных последствий, например включения имущества в конкурсную массу должника, чьё право собственности остаётся отражённым в реестре.

Мария Кравченко/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с покупкой, продажей и оформлением недвижимости. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Мария Кравченко.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
AFINA-VOLGA.RU
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: