Встроенно пристроенное помещение к многоквартирному дому

Определение Верховного Суда РФ от 20.02.2016 N 305-ЭС15-19877 по делу N А40-201331/2014

Встроенно пристроенное помещение к многоквартирному дому

Определение Верховного Суда РФ от 20.02.2016 N 305-ЭС15-19877 по делу N А40-201331/2014

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 20 февраля 2016 г. N 305-ЭС15-19877

Судья Верховного Суда Российской Федерации Г.Г. Попова, изучив кассационную жалобу ГБУ «Жилищник района Сокольники» (г. Москва) на решение Арбитражного суда города Москвы от 20.04.2015 по делу N А40-201331/2014, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2015 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.10.2015 по тому же делу по иску Государственного унитарного предприятия города Москвы «Дирекция единого заказчика района «Сокольники» (правопредшественник ГБУ «Жилищник района Сокольники», далее — учреждение) к закрытому акционерному обществу «Кафе-Стромынка» (далее общество) о взыскании 2 323 160 руб. 28 коп. неосновательного обогащения, 345 512 руб. 20 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами,

решением Арбитражного суда города Москвы от 20.04.2015, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2015 и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 26.10.2015, в иске отказано.

В кассационной жалобе учреждение ссылается на неправильное применение арбитражным судом норм права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в ней доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке и (или) для решения вопроса о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

Изучив изложенные в жалобе доводы и принятые по делу судебные акты, судья Верховного Суда Российской Федерации сделала вывод об отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по которым кассационная жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Согласно статьям 36, 39 Жилищного кодекса Российской Федерации статье 249 Гражданского кодекса Российской Федерации, собственникам помещении в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме. Собственники помещений в многоквартирном доме несут бремя расходов на содержание общего имущества в многоквартирном доме. Доля обязательных расходов на содержание общего имущества в многоквартирном доме, бремя которых несет собственник помещения в таком доме, определяется долей в праве общей собственности на общее имущество в таком доме указанного собственника.

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статей 65 и 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд установил, что нежилые помещения общества являются встроенно-пристроенными к многоквартирному жилому дому, расположены на 1-м и 2-м этажах, и представляют собой самостоятельный объект, который построен по отдельному от жилого дома проекту. Помещения ответчика имеют обособленные входы-выходы во внутренние помещения, не имеют какой-либо конструктивной связи с жилыми помещениями многоквартирного дома, не связаны между собой ни функционально, ни технологически, имеют собственные несущие стены, на которые опираются плиты перекрытия, собственную крышу, отдельные от дома системы отопления, водопровода, канализации, энергоснабжения, вентиляции и т.д. С момента приемки в эксплуатацию нежилых помещений в 1985 году ответчик, в лице своего правопредшественника, по настоящее время заключает самостоятельные договоры с ресурсоснабжающими организациями, в том числе на водоснабжение, энергоснабжение, на вывоз и утилизацию ТБО, дератизацию и дезинсекцию своих помещений, на техническое обслуживание установок автоматической пожарной сигнализации и оповещения людей о пожаре и т.д. Автономность коммуникаций, размещенных в помещениях ответчика, от систем коммуникаций жилой части дома подтверждается представленными в дело актами разграничения ответственности, подписанными обществом с ресурсоснабжающими организациями, строительно-технической экспертизой, выполненной ООО «Обследование зданий и сооружений Экспертиза».

При таких обстоятельствах, суд признал, что фактически жилой дом и встроенно-пристроенные помещения являются самостоятельными объектами, учреждение не осуществляло управление/обслуживание встроенно-пристроенными помещениями, а ответчик самостоятельно нес бремя содержания собственного имущества, в связи с чем пришел к выводу, что общество в силу закона не может обладать правом общей долевой собственности на лестничные клетки и мусоропроводы и т.д., расположенные в жилых подъездах многоквартирного дома, и правовых оснований для возложения на ответчика обязанности по содержанию общего имущества, относящегося к жилой части многоквартирного дома, не имеется.

Доводы заявителя являлись предметом рассмотрения судебных инстанций, получили соответствующую правовую оценку и по существу направлены на иную оценку доказательств и фактических обстоятельств дела.

Изложенные в жалобе доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела.

Исходя из изложенного, руководствуясь статьями 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья

отказать ГБУ «Жилищник района Сокольники» в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

ВС пояснил, когда собственники примыкающих к МКД зданий должны платить за содержание общего имущества

22 июля Верховный Суд вынес Определение № 309-ЭС21-5387 по делу № А50-179/2019 о споре между ТСЖ и собственником примыкающего к многоквартирному дому здания о плате за пользование общим имуществом МКД.

Суды посчитали, что общие инженерные сети – не основание взимать плату за содержание общедомового имущества

ООО «Гарантия» на праве собственности принадлежит нежилое административно-офисное здание общей площадью 2,5 тыс. кв. м, расположенное на земельном участке, где находится многоквартирный дом под управлением ТСЖ «Попова, 23». Договор управления между ТСЖ и обществом заключен не был.

Полагая, что принадлежащее обществу здание входит в состав единого жилого комплекса с многоквартирным домом, ТСЖ посчитало, что оно должно также нести расходы на содержание общедомового имущества. В связи с этим ТСЖ направило «Гарантии» претензию с требованием о погашении задолженности за период с июля 2017 г. по сентябрь 2018 г. в общей сумме 570 тыс. руб. Поскольку претензия была оставлена без удовлетворения, последовал иск в суд.

В сентябре 2019 г. по делу была произведена судебная экспертиза, которая заключила, что многоквартирный жилой дом и административно-офисное здание общества не имеют общих строительных конструкций, в том числе фундамента, несущих стен, плит перекрытий, иных плит, несущих колонн, ограждающих несущих конструкций, крыши, что свидетельствует об отсутствии между конструкциями объектов неразрывной физической или технологической связи.

Вместе с тем было установлено, что стороны совместно используют центральный тепловой пункт, системы водоснабжения и теплоснабжения. Система теплоснабжения и водоснабжения жилого дома используется для получения коммунальных ресурсов административным офисным зданием, что свидетельствует о наличии между инженерными системами объектов неразрывной физической или технологической связи. Иными словами, при отсоединении трубопроводов теплоснабжения и водоснабжения административного офисного здания от систем, расположенных в ЦТП, поставка ресурсов в него прекратится. Кроме того, эксперты указали, что офисное здание и МКД имеют общее помещение ЦТП, расположенное в подвале и являющееся техническим помещением. В заключении также указано, что согласно проектной документации многоквартирный жилой дом и пристроенное к нему нежилое здание запроектированы в составе одной стройки.

19 июня 2020 г. Арбитражный суд Пермского края частично удовлетворил исковые требования ТСЖ, взыскав с общества «Гарантия» 47 тыс. руб. за тепловую энергию, вывоз ТБО и опрессовку узла. Апелляционный и окружной суды оставили решение без изменений. При разрешении спора суды руководствовались положениями ст. 210 ГК РФ, ст. 36, 39, 154, 155, 158 ЖК РФ, п. 28, 30 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, а также учли разъяснения, содержащиеся в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 64.

Суды отметили, что разрешение вопроса о том, относится ли конкретное помещение к общему имуществу МКД, зависит не только от технических характеристик объекта и наличия в нем инженерных коммуникаций, но и от определения назначения данного помещения – возможности использования его в самостоятельных целях или только по вспомогательному назначению. Они посчитали, что использование теплового пункта, а также прохождение инженерных коммуникаций через многоквартирный жилой дом не являются основаниями для признания нежилого здания частью многоквартирного жилого дома. Оценив результаты экспертизы, все инстанции пришли к выводу, что спорное нежилое здание, расположенное на обособленном земельном участке ответчика, не является единым объектом с многоквартирным домом, в связи с чем не имеется оснований признавать ответчика участником долевой собственности на общее имущество МКД и возлагать на него плату за содержание и текущий ремонт общего имущества.

ВС указал, что суды проигнорировали выводы экспертизы

В дальнейшем ТСЖ обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, в которой указало на наличие на стороне общества неосновательного обогащения в виде невнесенной платы за пользование общим имуществом МКД, в связи с чем возмещение затрат легло на собственников двух жилых домов. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС после изучения материалов дела выявила существенные нарушения норм материального права нижестоящими инстанциями.

Ссылаясь на п. 1 ст. 290 ГК РФ и п. 1 ст. 36 ЖК РФ, Суд напомнил, что собственникам квартир и собственникам нежилых помещений в МКД принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, а также земельный участок, на котором расположен дом, с элементами озеленения и благоустройства.

Как пояснил ВС, ст. 249 ГК установлено, что каждый участник долевой собственности обязан соразмерно своей доле участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению. Согласно аналогичной норме, изложенной в п. 1 ст.158 ЖК, собственник помещения в многоквартирном доме обязан нести расходы на содержание принадлежащего ему помещения, а также участвовать в расходах на содержание общего имущества в МКД соразмерно своей доле в праве общей собственности на это имущество путем внесения платы за содержание и ремонт жилого помещения.

Экономколлегия отметила, что результаты экспертизы подлежали должной правовой оценке судами исходя из нормативных требований к определению состава общего имущества, которая имела важное значение для рассмотрения спора. ВС обратил внимание, что у судов имелось заключение экспертов о том, что МКД и административно-офисное здание имеют общие системы водоснабжения и теплоснабжения; ЦТП, расположенный в нежилом помещении МКД, и техподполье являются общедомовым имуществом, поскольку в них расположены вводы и проходят общедомовые инженерные сети, которые питают два жилых дома и все встроенно-пристроенные нежилые помещения, в том числе и помещения ответчика.

Читайте также  Оформление покупки квартиры через нотариуса

ВС подчеркнул, что в судебных актах отсутствуют какие-либо сведения об изменении фактически технических характеристик объекта, в том числе о переходе на самостоятельное водоснабжение, теплоснабжение, минуя ЦТП, расположенный в помещениях дома, а также их обслуживание, как и основания для изменения наименования объекта по кадастровому учету с определением спорного объекта как здания.

Высшая судебная инстанция указала, что суды сделали вывод об отсутствии у многоквартирного дома и здания, принадлежащего ответчику, общего имущества, поскольку приняли во внимание в заключении экспертов лишь выводы о присутствии отдельных элементов общего имущества, перечисленных в п. 2 Правил. ВС отметил, что нижестоящие инстанции ошибочно не дали правовую оценку обстоятельствам по делу, связанным с проектированием и возведением МКД со встроенно-пристроенным помещениями как одного строительного объекта.

ВС учел и тот факт, что ТСЖ при рассмотрении дела также указывало, что оказывает услуги по содержанию и ремонту придомовой территории общего имущества с 1999 г. и предыдущий собственник оплачивал расходы по содержанию общего имущества, в отличие от ответчика, который продолжает пользоваться благоустроенной освещаемой охраняемой территорией жилого комплекса, контейнерами для ТБО, расположенными на территории комплекса, осуществляет разгрузочно-погрузочные работы, на территорию комплекса въезжает его транспорт.

Со ссылкой на Постановление КС РФ от 29 января 2018 г. № 5-П Верховный Суд отметил, что сам факт существования и сохранность каждого из помещений в МКД обусловлены существованием и состоянием самого дома (здания), наличие права собственности на помещения в нем обусловливает и наличие права общей долевой собственности собственников этих помещений на общее имущество в таком доме, в том числе на общие нежилые помещения, несущие конструкции дома, сети и системы инженерно-технического обеспечения.

«Соответственно, не может рассматриваться как не согласующееся с конституционными предписаниями и возложение расходов на содержание общего имущества в многоквартирном доме не только на собственников жилых помещений в таком доме, но и на лиц, в собственности которых находятся расположенные в нем нежилые помещения и которые также заинтересованы в поддержании дома в надлежащем состоянии, а потому лица данной категории наряду с собственниками жилых помещений обязаны вносить соответствующие платежи соразмерно своей доле в праве общей собственности на это имущество», – отмечено в определении.

Суд также обратил внимание, что согласно имеющимся в материалах дела протоколам собраний собственников помещений ответчику установлена плата за услуги содержания и ремонта общего имущества в 2,5 раза ниже, чем для других собственников нежилых помещений. В сниженный тариф не включена плата за лифты, их обслуживание и ремонт, за работу вахтеров-лифтеров, уборку подъездов и лестничных маршей, придомовой территории, тариф включает плату за содержание ЦТП, работу персонала, обслуживающего инженерные сети, работу аппарата управления товарищества. ВС пояснил, что определение такого размера платы для ответчика согласуется с подходами, изложенными в Постановлении № 5-П, и связано с опорой на конкретные характеристики соответствующих помещений и условия их использования.

Исходя из изложенного, Судебная коллегия посчитала вывод судов нижестоящих инстанций об отказе в удовлетворении требования ТСЖ о взыскании задолженности за содержание и текущий ремонт общего имущества многоквартирного дома ошибочным.

Эксперты оценили выводы ВС

Адвокат КА Новосибирской области «Бойко и партнеры» Светлана Немчинова считает, что поставленная проблема, несомненно, актуальна, поскольку на сегодняшний день в России, особенно в крупных городах, возведено большое количество административных зданий, примыкающих к МКД и используемых в качестве магазинов, офисных помещений, парковок именно с такой единой системой подключения к коммунальным ресурсам, в которой МКД выступает как источник питания коммунальными ресурсами.

Светлана Немчинова отметила, что, с одной стороны, собственники административных зданий, примыкающих к МКД, не потребляют многие услуги, оказываемые управляющей компанией жителям многоквартирного дома. В связи с этим, по мнению адвоката, у них отсутствует какой-либо экономический интерес в равном несении расходов на содержание такового общего имущества.

С другой стороны, эксперт подчеркнула, что собственники МКД, за счет денежных средств которых, в том числе, были созданы, построены сети водоснабжения, несут расходы на их содержание в полном объеме, в том числе и за ту систему, которая питает коммунальными ресурсами административные здания.

По словам Светланы Немчиновой, Верховный Суд обоснованно указал, что отсутствие отдельных элементов, таких как общие строительные конструкции, фундамент, несущие стены, плиты перекрытия, ограждающие несущие конструкции, крыша и т.п., не свидетельствует о том, что данные объекты не имеют общего имущества. «Собственники должны нести расходы на содержание общего имущества при установлении вышеуказанных факторов, однако размер данных расходов может быть рассчитан дифференцированно, исходя из характера пользования собственниками данными услугами», – заключила адвокат.

Партнер «Легес Бюро» Коба Оржония считает, что рассматриваемая проблема становится актуальной именно в том случае, если собственник смежных зданий пользуется общим имуществом, но по какой-то причине решил не платить за это. «Описанная ситуация – это пример неосновательного обогащения. И если еще до проведения экспертизы позиция собственника нежилого помещения относительно расположения офисного здания на принадлежащем юридическому лицу земельном участке могла бы быть принята во внимание как обоснованная, то после получения результатов экспертизы вопрос, по моему мнению, должен трактоваться однозначно», – выразил мнение эксперт.

Коба Оржония находит позицию ВС РФ обоснованной и в полной мере соответствующей имеющимся в деле доказательствам – выводам экспертизы. Он отметил, что в случае, если за обслуживание общих систем платят только члены ТСЖ, а собственник здания только пользуется благами, а платить за это отказывается, то со стороны собственника здания возникает неосновательное обогащение. Коба Оржония обратил внимание: важным доказательством общности имущества является тот факт, что при отсоединении трубопроводов теплоснабжения и водоснабжения административного офисного здания от систем, расположенных в ЦТП, поставка ресурсов (воды, тепловой энергии) в административное офисное здание прекратится. «Таким образом, судебной экспертизой установлены неразрывная связь и факт общности коммуникаций между домом и административным зданием. Вызывает вопросы позиция судов нижестоящих инстанций, которые могли в рамках своей компетенции рассмотреть спор и принять обоснованные судебные акты», – поделился эксперт.

НЕЖИЛЫЕ ПОМЕЩЕНИЯ И МЕСТА ОБЩЕГО ПОЛЬЗОВАНИЯ В МНОГОКВАРТИРНОМ ДОМЕ

Очень часто сегодня возникает вопрос о понятии «нежилое помещение» в многоквартирном доме. Многие путают его с помещениями, входящими в состав общего имущества, или местами общего пользования (МОП), и от этого вопросов по расчету размера платы за коммунальные услуги становится ещё больше.

В этой статье мы разъясним, что же относится к нежилым помещениям в многоквартирном доме, и каким образом для них рассчитывается плата за коммунальные услуги.

Итак, согласно Постановления Правительства Российской Федерации от 06.05.2011 № 354 (далее – Постановление № 354) нежилое помещение в многоквартирном доме – это помещение в многоквартирном доме, указанное в проектной или технической документации на многоквартирный дом либо в электронном паспорте многоквартирного дома, которое не является жилым помещением и не включено в состав общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме независимо от наличия отдельного входа или подключения (технологического присоединения) к внешним сетям инженерно-технического обеспечения, в том числе встроенные и пристроенные помещения.

К нежилым помещениям приравниваются части многоквартирных домов, предназначенные для размещения транспортных средств (машино-места, подземные гаражи и автостоянки, предусмотренные проектной документацией).

Нежилые помещения можно условно обозначить как коммерческие – различные магазины, офисы, аптеки, кафе, которые расположены в доме и, естественно, являются его частью.

У нежилых помещений также имеются собственники, на них также должны быть оформлены свидетельства регистрации права собственности конкретным юридическим или физическим лицом, впрочем, как и для обычных квартир.

Так как собственники нежилых помещений в многоквартирном доме имеют такие же права и обязанности, как и собственники квартир, расчет размера платы за коммунальные услуги производится для них на общих основаниях.

Они обязаны нести расходы на оплату коммунальных услуг по отоплению, согласно занимаемой общей площади, газоснабжению, холодному и горячему водоснабжению, водоотведению, электроснабжению по показаниям индивидуальных приборов учета или по объемам, выявленным расчетным способом. Также за ними сохраняется обязанность по оплате коммунальных услуг, предоставленных на общедомовые нужды.

В формулах расчета размера платы за коммунальные услуги Постановления № 354 применяется понятие общей площади всех жилых и нежилых помещений, и здесь используется именно площадь помещений, за которыми закреплены собственники или пользователи помещений, помещения общего пользования, входящие в состав общего имущества, в эту площадь не включаются.

Следует отметить, что вопросы с правильным определением площади стали возникать в связи с необходимостью оборудования многоквартирных домов общедомовыми приборами учета, ведь на тех домах, где такие приборы отсутствуют, совершенно все равно какую площадь занимают, допустим, магазины, расположенные на первом этаже, расчет производится для квартир по нормативам, для нежилых помещений определенный объем коммунальной услуги рассчитывает ресурсоснабжающая организация, учитывая, что в этом помещении находится, какая у него площадь и другие параметры.

Когда же на доме установлен общедомовой прибор учета на какую-нибудь коммунальную услугу очень важно учитывать все помещения, а не только квартиры, например. Ведь если в расчет не брать нежилые помещения, доля расходов по оплате за коммунальные услуги, предоставленных на общедомовые нужды, существенно возрастет для собственников и пользователей квартир.

Бдительные граждане в многоквартирных домах совсем недавно стали обращать на это внимание, так как эта проблема касается как новостроек, так и старых домов. Сегодня становится популярным выкупить в многоквартирном доме квартиру, расположенную на первом этаже, перевести в нежилое помещение и открыть в нем магазин, например. Если в дальнейшем это помещение учитывается при расчете размера платы за коммунальные услуги, ничего плохого в этом нет, а вот если расчет производится без учета таких помещений, это уже неправильно.

Хотя вопросы возникают и с другой стороны – от собственников нежилых помещений, которые согласно формулам должны оплачивать, например, отопление или электроснабжение, используемые в подъездах многоквартирного дома, хотя они такими помещениями не пользуются, так как имеют отдельный выход на улицу. Но исключение нежилых помещений из общего расчета было бы нарушением как самого Постановления № 354, так и принципов всего жилищного законодательства.

Читайте также  Можно ли продать квартиру полученную по дарственной

Бывают случаи, когда некоторые помещения, входящие в состав общего имущества, такие как подвалы или цоколи, переходят в категорию нежилых помещений. Говорить о том насколько это законно мы не будем, а вот по порядку расчета размера платы за коммунальные услуги будет вырисовываться следующая картина. Если некоторые помещения в подвале или цоколе оформлены юридически как нежилые помещения, то есть на них оформлены свидетельства регистрации права собственности, то расчет будет производиться как для нежилых помещений.

А вот если такие помещения не зарегистрированы как нежилые помещения, то подвалы и цоколи будут относиться к помещениям, входящим в состав общего имущества многоквартирного дома, соответственно и плата за коммунальные услуги, потребляемые в этих помещениях будет распределяться на собственников и пользователей жилых и нежилых помещений этого дома.

Если же подвал или цоколь, например, сдаются в аренду (такое тоже очень часто используется) для этого нужно решение общего собрания собственников помещений, на котором и определяется порядок сдачи в аренду таких помещений, стоимость оплаты, а также порядок использования средств, полученных от сдачи в аренду таких помещений. Обязанность по оплате коммунальных услуг для арендатора возникнет, только если такое решение будет принято общим собранием и предусмотрено договором аренды.

Поэтому в многоквартирных домах, где помещения, входящие в состав общего имущества собственников помещений используется в коммерческих целях, а также имеются нежилые помещения необходимо четко знать, на каком основании такие помещения занимаются, и каким образом рассчитывается для них плата за коммунальные услуги.

В связи с этим напоминаем, что подпунктом р) пункта 31 Постановления № 354 в обязанность исполнителя коммунальных услуг входит предоставлять любому потребителю в течение 3 рабочих дней со дня получения от него заявления письменную информацию за запрашиваемые потребителем расчетные периоды о помесячных объемах (количестве) потребленных коммунальных ресурсов по показаниям коллективных (общедомовых) приборов учета (при их наличии), о суммарном объеме (количестве) соответствующих коммунальных ресурсов, потребленных в жилых и нежилых помещениях в многоквартирном доме, об объемах (количестве) коммунальных ресурсов, рассчитанных с применением нормативов потребления коммунальных услуг, об объемах (количестве) коммунальных ресурсов, предоставленных на общедомовые нужды.

Поэтому потребителям коммунальных услуг не нужно стесняться, а необходимо своевременно обращаться к исполнителю за разъяснением при возникновении вопросов по оплате за коммунальные услуги. Может чувство контроля со стороны потребителей заставит исполнителей более серьезно и ответственно подходить к своим обязанностям.

Встроенно пристроенное помещение к многоквартирному дому

ЗДАНИЯ ЖИЛЫЕ МНОГОКВАРТИРНЫЕ

Multicompartment residential buildings

Дата введения 2017-06-04

Предисловие

Сведения о своде правил

1 ИСПОЛНИТЕЛЬ — Акционерное общество «ЦНИИЭП жилища — институт комплексного проектирования жилых и общественных зданий» (АО «ЦНИИЭП жилища»)

2 ВНЕСЕН Техническим комитетом по стандартизации ТК 465 «Строительство»

3 ПОДГОТОВЛЕН к утверждению Департаментом градостроительной деятельности и архитектуры Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации (Минстрой России)

6 ЗАРЕГИСТРИРОВАН Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт). Пересмотр СП 54.13330.2011 «СНиП 31-01-2003 Здания жилые многоквартирные»

В случае пересмотра (замены) или отмены настоящего свода правил соответствующее уведомление будет опубликовано в установленном порядке. Соответствующая информация, уведомление и тексты размещаются также в информационной системе общего пользования — на официальном сайте разработчика (Минстрой России) в сети Интернет

Изменения N 1, 2, 3 внесены изготовителем базы данных по тексту М.: Стандартинформ, 2019

Введение

Настоящий свод правил актуализирован в целях повышения уровня безопасности людей и сохранности материальных ценностей в соответствии с федеральными законами [1] и [2], выполнения требований Федерального закона [3], повышения уровня гармонизации с требованиями международных нормативных документов, применения единых методов определения эксплуатационных характеристик и методов оценки и учета санитарно-эпидемиологических требований к условиям проживания в жилых многоквартирных зданиях.

Свод правил выполнен авторским коллективом: АО «ЦНИИЭП жилища — институт комплексного проектирования жилых и общественных зданий» (канд. архит. проф. А.А.Магай, канд. архит. А.Р.Крюков (отв. исп.), канд. архит., доц. Н.В.Дубынин, арх. С.А.Куницын, инж. Ю.Л.Кашулина, инж. М.А.Жеребина); АО ЦНИИПромзданий (канд. техн. наук Т.Е.Стороженко); ОАО «Академия коммунального хозяйства имени К.Д.Памфилова» (вед. науч. сотр. В.Н.Суворов); ОАО «Центр методологии нормирования и стандартизации в строительстве» (А.И.Тарада), ООО «Верхне-Волжский Институт Строительной Экспертизы и Консалтинга» (М.В.Андреев).

Изменение N 1 к настоящему своду правил разработано авторским коллективом АО «ЦНИИПромзданий» (руководитель разработки — д-р техн. наук, проф. В.В.Гранев, руководитель темы — канд. архитектуры Д.К.Лейкина, ответственный исполнитель — канд. архитектуры Н.В.Дубынин; исполнители — Ю.Л.Кашулина, А.И.Хорунжая); ОАО «Академия коммунального хозяйства имени К.Д.Памфилова» (В.Н.Суворов).

Изменение N 3 к настоящему своду правил разработано авторским коллективом АО «ЦНИИПромзданий» (руководитель разработки — д-р техн. наук, проф. В.В.Гранев, ответственный исполнитель — канд. архитектуры Н.В.Дубынин; исполнители — канд. техн. наук М.Ю.Граник, Ю.Л.Кашупина, А.И.Хорунжая).

1 Область применения

1.1 Настоящий свод правил распространяется на проектирование и строительство вновь строящихся и реконструируемых многоквартирных жилых зданий высотой* до 75 м, в том числе общежитий квартирного типа, а также жилых помещений, входящих в состав помещений зданий другого функционального назначения.

* Здесь и далее по тексту высота жилого здания — в соответствии с определением по пункту 3.1 СП 1.13130.2009

1.2 Свод правил не распространяется: на блокированные жилые дома, проектируемые в соответствии с требованиями СП 55.13330, в которых помещения, относящиеся к разным квартирам, не располагаются друг над другом, и общими являются только стены между соседними блоками; мобильные жилые здания; жилые помещения маневренного фонда, указанные в [4, статья 92, часть 1, пункты 2)-8)].

1.3 В процессе строительства и при эксплуатации многоквартирных жилых зданий отступать от параметров, установленных в настоящем своде правил, не допускается.

2 Нормативные ссылки

В настоящем своде правил использованы нормативные ссылки на следующие документы:

ГОСТ 12.2.003-91 Система стандартов безопасности труда. Оборудование производственное. Общие требования безопасности

ГОСТ 25772-83 Ограждения лестниц, балконов и крыш стальные. Общие технические условия

ГОСТ 27751-2014 Надежность строительных конструкций и оснований. Основные положения

ГОСТ 30494-2011 Здания жилые и общественные. Параметры микроклимата в помещениях

ГОСТ 31937-2011 Здания и сооружения. Правила обследования и мониторинга технического состояния

ГОСТ 33125-2014 Устройства солнцезащитные. Технические условия

ГОСТ 33984.1-2016 (EN 81-20:2014) Лифты. Общие требования безопасности к устройству и установке. Лифты для транспортирования людей или людей и грузов

ГОСТ Р 22.1.12-2005 Безопасность в чрезвычайных ситуациях. Структурированная система мониторинга и управления инженерными системами зданий и сооружений. Общие требования

ГОСТ Р 51773-2009 Услуги торговли. Классификация предприятий торговли

ГОСТ Р 53254-2009 Техника пожарная. Лестницы пожарные наружные стационарные. Ограждения кровли. Общие технические требования. Методы испытаний

ГОСТ Р 56420.2-2015 (ИСО 25745-2:2015) Лифты, эскалаторы и конвейеры пассажирские. Энергетические характеристики. Часть 2. Расчет энергопотребления и классификация энергетической эффективности лифтов

ГОСТ Р 56926-2016 Конструкции оконные и балконные различного функционального назначения для жилых зданий. Общие технические условия

ГОСТ Р 58020-2017 Система коллективного приёма сигнала эфирного цифрового телевизионного вещания. Основные параметры, технические требования, методы измерений и испытаний

СП 1.13130.2009 Системы противопожарной защиты. Эвакуационные пути и выходы (с изменением N 1)

СП 2.13130.2012 Системы противопожарной защиты. Обеспечение огнестойкости объектов защиты (с изменением N 1)

СП 3.13130.2009 Системы противопожарной защиты. Система оповещения и управления эвакуацией людей при пожаре. Требования пожарной безопасности

СП 4.13130.2013 Системы противопожарной защиты. Ограничение распространения пожара на объектах защиты. Требования к объемно-планировочным и конструктивным решениям

СП 5.13130.2009 Системы противопожарной защиты. Установки пожарной сигнализации и пожаротушения автоматические. Нормы и правила проектирования (с изменением N 1)

СП 6.13130.2013 Системы противопожарной защиты. Электрооборудование. Требования пожарной безопасности

СП 7.13130.2013 Отопление, вентиляция и кондиционирование. Требования пожарной безопасности

СП 8.13130.2009 Системы противопожарной защиты. Источники наружного противопожарного водоснабжения. Требования пожарной безопасности (с изменением N 1)

СП 10.13130.2009 Системы противопожарной защиты. Внутренний противопожарный водопровод. Требования пожарной безопасности (с изменением N 1)

СП 12.13130.2009 Определение категорий помещений, зданий и наружных установок по взрывопожарной и пожарной опасности (с изменением N 1)

СП 14.13330.2018 «СНиП II-7-81* Строительство в сейсмических районах»

СП 20.13330.2016 «СНиП 2.01.07-85* Нагрузки и воздействия» (с изменениями N 1, N 2)

СП 21.13330.2012 «СНиП 2.01.09-91 Здания и сооружения на подрабатываемых территориях и просадочных грунтах» (с изменением N 1)

СП 22.13330.2016 «СНиП 2.02.01-83* Основания зданий и сооружений» (с изменениями N 1, N 2)

СП 24.13330.2011 «СНиП 2.02.03-85 Свайные фундаменты» (с изменениями N 1, N 2, N 3)

СП 25.13330.2012 «СНиП 2.02.04-88 Основания и фундаменты на вечномерзлых грунтах» (с изменениями N 1, N 2, N 3)

СП 28.13330.2017 «СНиП 2.03.11-85 Защита строительных конструкций от коррозии» (с изменением N 1)

СП 30.13330.2016 «СНиП 2.04.01-85* Внутренний водопровод и канализация зданий» (с изменением N 1)

СП 31.13330.2012 «СНиП 2.04.02-84* Водоснабжение. Наружные сети и сооружения» (с изменениями N 1, N 2, N 3, N 4)

СП 42.13330.2016 «СНиП 2.07.01-89* Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений»

СП 50.13330.2012 «СНиП 23-02-2003 Тепловая защита зданий» (с изменением N 1)

СП 52.13330.2016 «СНиП 23-05-95* Естественное и искусственное освещение»

СП 55.13330.2016 «СНиП 31-02-2001 Дома жилые одноквартирные» (с изменением N 1)

СП 59.13330.2016 «СНиП 35-01-2001 Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населения»

СП 60.13330.2016 «СНиП 41-01-2003 Отопление, вентиляция и кондиционирование воздуха» (с изменением N 1)

СП 62.13330.2011 «СНиП 42-01-2002 Газораспределительные системы» (с изменениями N 1, N 2)

СП 63.13330.2018 «СНиП 52-01-2003 Бетонные и железобетонные конструкции. Основные положения»

СП 70.13330.2012 «СНиП 3.03.01-87 Несущие и ограждающие конструкции» (с изменениями N 1, N 3)

СП 71.13330.2017 «СНиП 3.04.01-87 Изоляционные и отделочные покрытия» (с изменением N 1)

СП 88.13330.2014 «СНиП II-11-77* Защитные сооружения гражданской обороны» (с изменениями N 1, N 2)

Правовой статус объекта вспомогательного использования.

В действующем градостроительном законодательстве официально не закреплено такое понятие как «объект вспомогательного использования». На практике это вызывает сложности с доказыванием не только у сторон в судах, но и у самих судей. Ведь нередко в делах о признании постройки самовольной определение ее статуса как объекта вспомогательного использования играет важнейшую роль. Что же такое «объект вспомогательного использования»? Давайте разбираться.

Что нам стоит склад построить.

В августе 2019 фирма, занимавшаяся в г. Острогожске (Воронежская обл.) торговлей строительными материалами, получила от местных властей предписание о приостановке строительства склада. Позиция чиновников была следующей – раз собственники не получили разрешения на строительство, значит, строение незаконное и стройку необходимо «заморозить». Бизнесменов такое положение вещей не устроило и они обратились к нам. Кстати, мы писали ранее о той истории.

Читайте также  Как не лохануться при покупке квартиры

На самом деле подобные ситуации не редкость. Их невольным участником может стать каждый – от крупного бизнесмена, решившего расширить промышленное строение на принадлежащем ему участке и до дачника, строящего, к примеру, капитальный сарай. И в большинстве случаев истец (а это может быть как местная администрация, так и просто недовольный сосед) обосновывает свое требование о признании постройки самовольной тем, что у застройщика нет разрешения на строительство (а ст. 51 Градостроительного кодекса РФ (ГрК РФ). обязывает застройщика получить разрешение на строительство).

Важность наличия или отсутствия у спорного объекта статуса объекта вспомогательного использования обусловлена нормой п. 3 ч. 17 ст. 51 ГрК РФ. Она указывает на то, что в случае строительства на земельном участке строений и сооружений вспомогательного использования выдача разрешения на строительство не требуется. Она является одним из немногих исключений из общего правила. Суть ее абсолютно ясна и недвусмысленна, но из-за того, что само понятие «объект вспомогательного использования» нигде не регламентировано, каждый понимает его так, как хочет, что в корне неверно и влечет существенные риски.

Что же такое на самом деле «объект вспомогательного использования»? По каким критериям тот или иной объект можно отнести к этой категории и является ли сам по себе такой объект недвижимостью в обязательном порядке? Как указал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем Определении от 03.12.2012 № ВАС-15260/12, основными критериями определения объекта как вспомогательного является наличие основного объекта недвижимого имущества, по отношении к которому спорный объект является вспомогательным и для обслуживания которого он построен, а также невозможность самостоятельного использования для иной деятельности. Иными словами, это может быть, например, сарай по отношению к жилому дому или склад по отношению к магазину. Этой же позиции последовательно придерживается и Верховный Суд Российской Федерации (см. Определение от 11.03.2015 № 308-ЭС15-1282, от 10.12.2018 № 306-ЭС18-20002 по делу № А49-9917/2016).

Следовательно, одним из основных признаков объекта вспомогательного использования является его принадлежность к основному объекту недвижимости и невозможность его самостоятельной эксплуатации в отсутствие такового (признак подчинения основному объекту).

Повышенное внимание к пониженной ответственности.

Еще один важный критерий для отнесения объекта к числу вспомогательных это наличие у него пониженного уровня ответственности. Это понятие установлено в п. 10 ст. 4 Федерального закона от 30.12.2009 № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений». Согласно ему, к зданиям и сооружениям пониженного уровня ответственности относятся здания и сооружения временного (сезонного) назначения, а также здания и сооружения вспомогательного использования, связанные со строительством или реконструкцией, либо расположенные на земельных участках, предоставленных для индивидуального жилищного строительства. Уровень ответственности является характеристикой здания или сооружения, которая определяет, насколько потенциально сильным будет урон гражданам, социальной сфере, экономике и экологии в случае разрушения такого объекта.

Как правило, к объектам с пониженным уровнем ответственности относятся гаражи, теплицы, склады и павильоны. Вопрос о наличии у них такого уровня ответственности, равно как и статуса объекта вспомогательного использования в целом, может быть решен судом путем проведения соответствующей судебной строительно-технической экспертизы. О ее проведении построившему здание следует заявить самостоятельно, так как именно на него возлагается необходимость доказывания законности стройки.

Так, показательным является дело № А41-11828/2019 о признании незаконным решения Росреестра об отказе в постановке на государственный кадастровый учет и государственную регистрацию прав объекта недвижимости. Заявителю было отказано, поскольку он не представил доказательства того, что заявленный к регистрации прав объект является вспомогательным и не требует получения разрешения на строительство (см. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.01.2020 № Ф05-23419/2019 по делу № А41-11828/2019).

Следовательно, пассивная процессуальная позиция, ограниченная только лишь утверждениями о том, что спорный объект является вспомогательным без проведения каких-либо исследований и экспертиз обычно обречена на провал, как в административных, так и в гражданских делах.

Отсюда вывод: о сновными критериями определения строений как объектов вспомогательного использования являются:
1) их принадлежность к виду сооружений пониженного уровня ответственности,
2) отсутствие обязанности по получению разрешительной документации на их строительство,
3) наличие основного объекта недвижимого имущества, по отношении к которому они являются вспомогательным и для обслуживания которого они построен,
4) а также невозможность самостоятельного использования для иной деятельности. (см. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 23.12.2019 № Ф06-55801/2019 по делу № А55-31502/2018, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21.10.2019 № Ф09-6076/19 по делу № А60-53089/2018 и др.). Кроме того, аналогичная точка зрения нашла отражение в письме Минрегиона РФ от 25.06.2009 № 19669-ИП/08 «О проведении государственной экспертизы проектной документации отдельных объектов капитального строительства».

В отсутствие закрепленного законодателем понятия «объект вспомогательного использования» считаем, что вышеуказанные выводы сложившейся судебной практики и сопутствующие разъяснения уполномоченных органов компенсируют такой правовой пробел.

Здание или вещь?

Но как соотносятся объекты вспомогательного использования и недвижимое имущество? А именно — входят ли объекты вспомогательного использования в перечень недвижимого имущества?

Относительно недавно к разрешению данного вопроса с собственным видением ситуации подключился Росреестр (см. письмо Росреестра от 13.04.2020 № 3215-АБ/20 «Об объектах вспомогательного использования»). В частности, в п. 2 этого письма указано, что строения вспомогательного использования в зависимости от их соответствия положениям ст. 130 Гражданского кодекса РФ могут являться или не являться объектами недвижимости.

Росреестр привел определение таких понятий, как некапитальное строение, сооружение (п. 10.2 ст. 1 ГрК РФ) и недвижимая вещь (п. 1 ст. 130 ГК РФ), которые, исходя из буквального их толкования, являются прямо противоположными друг другу. Таким образом, некапитальные строения и сооружения являются объектами строительства, но не обязательно являются при этом объектами недвижимости.

Хотя это письмо и не является нормативным правовым актом и носит разъяснительный характер, не стоит преуменьшать его значение. В своем письме регистрирующий орган высказал свою принципиальную позицию, которой следует руководствоваться, тем более — в отсутствие другого нормативного регулирования.

Важно отметить, что принадлежность объекта вспомогательного использования к недвижимости играет ключевую роль для целей постановки его на кадастровый учет и регистрации прав на него. Ведь в силу п. 19 ч. 1 ст. 26, ст. 27 Закона о государственной регистрации недвижимости, Росреестр не занимается учетно-регистрационными действиями в отношении объектов, не являющихся недвижимостью.

Вывод: объектом вспомогательного использования является недвижимый или недвижимый объект строительства, имеющий пониженный уровень ответственности, обслуживающий основной объект недвижимости, и который нельзя использовать для самостоятельных целей.

Оплачивает ли пристроенное помещение содержание общедомового имущества

Арбитражный суд Уральского округа разбирался, является ли пристрой к дому обособленным или относится к многоквартирному дому: от этого зависела обязанность собственника по оплате содержания общедомового имущества. На примере этого дела хорошо видно, что может учесть суд при рассмотрении аналогичных споров.

Между товариществом собственников жилья «Черняховского 72А» в многоквартирном доме в г. Пермь и собственником нежилых помещений ООО «Развитие 59» возникли разногласия относительно обязанности по оплате за содержание и ремонт общедомового имущества. ТСЖ считало, что собственник пристроенного помещения площадью 455 кв.м. обязан оплатить накопившуюся задолженность, и направило в его адрес претензию. Так как общество не согласилось оплатить долг, товарищество решило взыскать задолженность в судебном порядке.

ТСЖ проиграло первую инстанцию (дело № А50 – 1/19)

В судебном процессе стороны представили экспертные заключения, содержащие противоположные выводы об обособленности пристройки. Судом была проведена дополнительная экспертиза по ходатайству истца, согласно которой эксперт пришел к выводу, что фундамент пристройки никак не связан с фундаментом МКД и может эксплуатироваться отдельно, так как отсутствуют признаки единого здания. В дополнение к экспертизе ответчик указал, что пристроенное помещение имеет собственный адрес, и общество не заключало с ТСЖ никаких договоров. Арбитражный суд Пермского края отказал в удовлетворении требований истца.

Вышестоящий суд признал пристройку частью МКД

В апелляционной жалобе ТСЖ не согласилось с заключением эксперта и посчитало необоснованным отказ суда в назначении повторной судебной экспертизы, так как не были учтены другие имеющиеся в деле доказательства и обстоятельства:

  • пристройка и жилой дом связаны между собой общей несущей стеной;
  • имеется сообщение между подвальными помещениями;
  • пристройка не может функционировать без МКД, так как не оборудована водоснабжением, теплоснабжением и электроснабжением;
  • МКД и пристроенная часть построены по единому проекту;
  • наличие прямых договоров между ответчиком и ресурсоснабжающими организациями, несение расходов на содержание своего имущества не освобождают ответчика от участия в общих расходах, поскольку ответчик эксплуатирует здание, используя общее имущество МКД.

Апелляционный суд согласился с товариществом и удовлетворил заявленные им требования:

  • ТСЖ доказало факт зависимости теплоснабжения и холодного водоснабжения пристройки от общедомовых сетей, а ответчиком не предоставлены акты, из которых бы следовало, что сети теплоснабжения, подключены к сетям РСО, минуя общедомовые сети МКД;
  • факт отсутствия в помещениях ответчика общего имущества не является квалифицирующим признаком для вопроса об обособленности пристройки, так как расходы ответчика на содержание и ремонт собственных помещений не освобождает от обязанности несения расходов на содержание и ремонт общего имущества. Наоборот, освобождение ответчика в таком случае влечет необоснованное перекладывание расходов на других собственников.
Кассационная инстанция поддержала товарищество

На прошлой неделе Арбитражный суд Уральского округа поддержал выводы судебной коллегии апелляционной инстанции и указал на отсутствие совокупности признаков, которые бы позволили бы считать пристрой обособленным от МКД строением:

«устанавливаемая судами в подобных спорах совокупность признаков должна подтверждать такую самостоятельность (автономность) пристроя, которая позволила бы его существование и эксплуатацию без многоквартирного дома, а не наоборот».

Мария Кравченко/ автор статьи

Приветствую! Я являюсь руководителем данного проекта и занимаюсь его наполнением. Здесь я стараюсь собирать и публиковать максимально полный и интересный контент на темы связанные с покупкой, продажей и оформлением недвижимости. Уверена вы найдете для себя немало полезной информации. С уважением, Мария Кравченко.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
AFINA-VOLGA.RU
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: