Как доказать добросовестность приобретателя автомобиля? - AFINA-VOLGA.RU

Как доказать добросовестность приобретателя автомобиля?

Добросовестный приобретатель автомобиля может быть неприятно удивлен, узнав, что может лишиться авто по причине его нахождения в залоге у банка либо под арестом.

Как доказать добросовестность приобретателя автомобиля?

Порядок признания добросовестным приобретателем автомобиля

  • Когда необходимо признать приобретателя добросовестным: покупка залогового авто
  • Порядок признания добросовестным приобретателем автомобиля в судебном процессе
  • Условия ограничения иска о виндикации в пользу добросовестного приобретателя автомобиля, образец иска.
  • Изъятие автомобиля у приобретателя по требованию кредитора
  • Судебная практика по заявлениям о признании добросовестным приобретателем автомобиля

Когда необходимо признать приобретателя добросовестным: покупка залогового авто

Добросовестным приобретателем автомобиля судебная практика и ч. 1 ст. 302 Гражданского кодекса РФ называют такого приобретателя, который на момент приобретения имущества не знал и не мог знать о том, что продавец не имел права его отчуждать.

Необходимость признания добросовестным приобретателем автомобиля чаще всего возникает в ситуациях, когда покупатель только после приобретения имущества узнает о том, что он в залоге (например, у банка) либо под арестом (например, в целях обеспечения материальных обязательств).

Исключительная прерогатива признания приобретателя автомобиля добросовестным принадлежит суду. До поправок в ГК РФ, внесенных законом от 21.12.2013 № 367-ФЗ (далее — закон № 367), вероятность вернуть свой автомобиль у добросовестного покупателя была невелика. В новой редакции п. 2 ч. 1 ст. 352 ГК РФ разрешено прекратить залог, если заложенное имущество приобретено безвозмездно добросовестным покупателем, который не знал и не должен был знать о залоге на купленное. Данная информация актуальна по состоянию на 2021 год.

Важно! Поправка в ст. 352 ГК РФ вступила в силу с 01.07.2014, вследствие чего применяется к ситуациям покупки заложенного автомобиля после этой даты (определение ВС РФ от 12.01.2016 № 67-КГ15-16).

Порядок признания добросовестным приобретателем автомобиля в судебном процессе

Бремя доказывания своей добросовестности лежит на приобретателе заложенного или арестованного автомобиля.

В п. 1 постановления пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 разъяснено, что при установлении добропорядочности в поведении лица следует опираться на предполагаемое поведение любого участника гражданских правоотношений, учитывающего права и интересы другой стороны.

Важно! В случае явного отклонения поведения стороны от ожидаемого суд вправе по своей инициативе признать его недобросовестным.

Обратите внимание! Добропорядочность сторон предполагается, пока не доказано обратное.

В силу п. 38 постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 покупатель может быть признан добропорядочным, если сделка по продаже спорной машины обладает всеми признаками действительной сделки, за исключением совершения неуправомоченным продавцом.

Предыдущий собственник вправе оспорить заявление покупателя о его добропорядочности, если сумеет доказать, что в момент совершения покупки последний имел основания усомниться в правах продавца на транспортное средство.

О том, как можно доказать добросовестность приобретателя, читайте статью КонсультантПлюс. Если у вас еще нет доступа к системе КонсультантПлюс, вы можете оформить бесплатный доступ к ней на 2 дня.

Ознакомиться с тем, в какой суд подавать заявление, сроками и порядком подачи исков можно в статье на нашем сайте «Как подать исковое заявление в суд — порядок и сроки?».

Условия ограничения иска о виндикации в пользу добросовестного приобретателя автомобиля, образец иска.

Все в той же ст. 302 ГК РФ перечислены исключения из общего правила ст. 301 ГК РФ по истребованию собственником имущества из чужого незаконного владения. Так, виндикационный иск не будет подлежать удовлетворению при одновременном наличии следующих условий:

  • ответчик приобрел истребуемое имущество возмездно у неуправомоченного на то отчуждателя;
  • истребуемое имущество, в свою очередь, попало к неуправомоченному отчуждателю по воле собственника (то есть изначально выбыло из владения собственника по его воле);
  • на момент приобретения имущества приобретатель был добросовестным.

При отсутствии хотя бы одного из 2 первых условий собственник имеет право на истребование имущества даже у добросовестного приобретателя. К примеру, возможно истребование у добросовестного покупателя купленного им автомобиля, который ранее был похищен с охраняемой стоянки и затем перепродан. Здесь факт первоначальной передачи этого имущества во владение другому лицу по договору хранения не считается выбытием из владения собственника по его воле.

Изъятие автомобиля у приобретателя по требованию кредитора

Фактически получить транспортное средство из чужого владения можно следующими способами:

  • принудительно (через службу судебных приставов при наличии исполнительного листа);
  • добровольно (по согласованию с приобретателем).

Важно! Для того чтобы законно забрать автомобиль у приобретателя, кредитор должен иметь на руках решение суда с резолюцией: изъять у ответчика и передать истцу.

В качестве примера — итог рассмотрения иска лизинговой компании к покупателю предмета лизинга. В данном случае даже добропорядочность ответчика не имела значения, т. к. было доказано выбытие машины из владения собственника помимо его воли (решение Королевского городского суда Московской области от 03.05.2018 по делу № 2-938/2018).

Обратите внимание! Для того чтобы машина не была перепродана вновь, пока идет судебное разбирательство, истец вправе ходатайствовать о наложении ареста.

Так, например, сделал банк в рамках дела о взыскании задолженности со своего должника (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 21.03.2018 по делу № 33-6013/2018).

Судебная практика по заявлениям о признании добросовестным приобретателем автомобиля

Законодатель, определяя возможность возвращения залога, не зря указал, что, приобретая заложенное имущество, лицо не только не знало, но и, подчеркнем, не должно было знать об этом. На 2020 год это означает:

  1. Если в реестре уведомлений о залоге на сайте Федеральной нотариальной палаты, отмечен залог спорного автомобиля, а также стоят особые отметки в ПТС, добросовестность отсутствует (определение ВС РФ от 23.10.2018 № 18-КГ18-177).
  2. Отсутствие сведений о залоге в нотариальном реестре не является безусловным и единственным основанием для прекращения залога и признании покупателя добросовестным приобретателем, особенно при продаже авто по дубликату ПТС и частой смене собственников (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2020 N 36-КГ19-10, 2-1310/2018).
  3. Если организация, у которой автомобиль находится в залоге, не внесла сведения об этом в Реестр уведомлений о залоге, тем самым она лишила приобретателя возможности на момент заключения договора купли-продажи спорного авто получить информацию о его залоге. По этой причине приобретатель является добросовестным (определение судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 21.05.2019 № 20-КГ19-3).
  4. Требования о признании добросовестным приобретателем автомобиля не могут быть заявлены в качестве самостоятельного материально-правового требования, т. к. не приводят к восстановлению нарушенных прав. Они допустимы лишь как возражение против притязаний собственника, требующего возврата имущества (апелляционное определение ВС Республики Башкортостан от 08.06.2017 по делу № 33-11896/2017).

Из всего сказанного напрашивается вывод: для того чтобы в возникших спорных случаях быть признанным добросовестным приобретателем автомобиля, необходимо заранее, еще до его покупки, обезопасить себя, проверив информацию о наличии или отсутствии залога способами, описанными в нашей статье.;

Суд рассказал, когда машина останется у добросовестного покупателя

В ноябре 2017 года Роман Сокуров* купил у Анны Кисеевой* подержанный Mitsubishi Pajero 3.0 LWB. Мужчина поставил внедорожник на учет в ГИБДД, а через некоторое время узнал, что сотрудники органов внутренних дел возбудили уголовное дело о хищении приобретенного им джипа.

Оказалось, что с соответствующим заявлением в правоохранительные органы обратился Сергей Ширяев*, который, согласно бумагам, в октябре 2017 года продал иномарку Кисеевой. Впрочем, сам мужчина факт заключения сделки отрицал. Экспертиза, которую провели в рамках уголовного дела, установила, что подпись Ширяева в договоре купли-продажи с Кисеевой вероятно подделана. В махинациях с машиной заподозрили знакомого потерпевшего — Дмитрия Анохина*. В конце 2018 года суд признал его виновным в особо крупном мошенничестве (Дело № 1-482/2018).

После вынесения обвинительного приговора Сокуров решил защитить свое право на купленную иномарку. Он обратился в Московский районный суд Нижнего Новгорода с заявление о признании себя добросовестным приобретателем джипа. Истец настаивал, что при покупке машины не знал и не мог знать о ее предполагаемом хищении у Ширяева. Напротив, по мнению Сокурова, обстоятельства сделки свидетельствовали о законности владения автомобилем Кисеевой: при покупке он получил от нее два оригинальных ключа, два брелка от иммобилайзера и ПТС с подписями предыдущих владельцев.

Ответчиком по этому делу выступил Ширяев, который заявил встречный иск к Сокурову и Кисеевой. Он попросил суд признать недействительными договоры купли-продажи, по которым джип сначала перешел к Кисеевой, а потом к Сокурову. Мужчина также потребовал признать за ним право собственности на Mitsubishi и истребовать автомобиль из чужого незаконного владения.

Три инстанции искали волю

Московский райсуд Нижнего Новгорода встал на сторону Сокурова (дело № 2-88/2019). Мужчина не знал и не мог знать о неправомерности отчуждения машины, указала первая инстанция, признав покупателя добросовестным приобретателем. Кроме того, суд установил, что Ширяев состоял в доверительных отношениях с Анохиным и добровольно передал ему автомобиль для продажи. Таким образом, воля Ширяева была направлена на отчуждение иномарки, решила первая инстанция и отказала мужчине во встречном иске.

Апелляция с Московским районным судом Нижнего Новгорода не согласилась (дело № 33-8651/2019). Нижегородский областной суд обратил внимание на преюдициальное значение приговора в отношении Анохина: судебным актом установлено, что внедорожник у Ширяева похитили путем обмана, то есть, помимо его воли. В таком случае добросовестность приобретателя не имеет значения для разрешения спора, установила апелляция, которая отказала в иске Сокурову и истребовала джип в пользу Ширяева. За ответчиком признали право собственности на иномарку. Выводы Нижегородского областного суда поддержал Первый кассационный СОЮ (дело № 8Г-1081/2019).

Хищение по воли: разбирался ВС

Сокуров решил оспорить решения апелляции и первой кассации, обратившись с жалобой в Верховный суд. Рассматривая это дело, тройка судей под председательством Сергея Асташова напомнила: согласно 1 ст. 302 ГК, собственник может истребовать свое имущество от добросовестного приобретателя только если докажет, что оно было у него похищено или выбыло из его владения иным путем помимо его воли.

Апелляция и первая кассация, удовлетворяя требования Ширяева, сослались на приговор в отношении Анохина, который устанавливает факт хищение Mitsubishi. «Между тем понятие «хищение», упомянутое в ст. 302 ГК, должно рассматриваться исходя из обстоятельств передачи имущества и поведения самого владельца имущества, что не было сделано судами апелляционной и кассационной инстанций», — подчеркнули судьи ВС.

Ширяев обратился с заявлением о хищении иномарки только через восемь месяцев после ее передачи Анохину. При этом сделал он это не из-за утраты машины, а потому что не получил за нее встречного предоставления, указала гражданская коллегия.

По мнению ВС, Ширяев намеревался продать свой Mitsubishi. Для этого мужчина передал джип Анохину вместе с комплектом из двух ключей и двух брелоков от иммобилайзера, а также ПТС со своей подписью в качестве прежнего собственника. То есть, воля Ширяева была направлена на отчуждение автомобиля, но Нижегородский областной суд и Первый кассационный СОЮ этого не учли, подчеркнула тройка судей, отменили акты двух нижестоящих инстанций и отправил дело на пересмотр в апелляцию (дело № 2-88/2019).

Мнение экспертов

ВС наконец-то указал, что ограничиваться преюдициальным судебным актом в делах об истребовании имущества просто так нельзя, приветствует обсуждаемое решение Станислав Петров из Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Семейное и наследственное право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Уголовное право Профайл компании × : «Необходимо исследовать все обстоятельства, которые свидетельствовали о наличии или отсутствии воли собственника на отчуждение имущества».

Согласно ранее сложившейся практике, приговор о хищении в уголовном деле – стопроцентное доказательство отсутствия воли на отчуждение имущества в гражданских спорах. В настоящем деле ВС кардинальным образом меняет устоявшийся подход.

Станислав Петров, руководитель практики банкротства «Инфралекс»

Суды зачастую пренебрегают определением фактических обстоятельств передачи имущества и поведения самого «потерпевшего», ограничиваясь ссылкой на судебный акт, которым установлено хищение, говорит Ильи Котлярова из КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство (включая споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Уголовное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 9 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 23 место По количеству юристов 25 место По выручке × .

Читайте также  Как заплатить пошлину за регистрацию автомобиля?

Вместе с тем, не всякое хищение в уголовно-правовом смысле предполагает, что изначально имущество выбыло из владения передавшего его лица помимо воли.

Илья Котляров, советник КА «Ковалев, Тугуши и партнеры»

По мнению преподавателя кафедры гражданского права и процесса НИУ ВШЭ (СПб) Радислава Репина, термин «хищение» в ст. 302 ГК вообще не употребляется в том значении, в каком его принято использовать в уголовном праве.

Так, например, если хранитель продает доверенную ему вещь, то с точки зрения уголовного права он ее похищает. Но при этом собственник этой вещи все равно не сможет истребовать ее у покупателя по ст. 302 ГК, поскольку с позиции гражданского права он отвечает за выбор своего контрагента, говорит преподаватель кафедры гражданского права и процесса НИУ ВШЭ (СПб) Радислав Репин.

По его словам, для целей ст. 302 ГК под «выбытием имущества по воле» нужно понимать ситуацию, когда:

  • собственник вещи целенаправленно создал видимость того, что у другого лица есть право на ее отчуждение. Например, если он сдал движимое имущество в аренду или передал его на хранение.
  • собственник не создавал такую видимость специально, но она все равно закрепилась за другим лицом. Причем произошло это по обстоятельствам, за которые собственник отвечает. Например, если хозяин небрежно обращался со своей вещью.

В свою очередь, Арам Григорян из Nektorov, Saveliev & Partners Nektorov, Saveliev & Partners Федеральный рейтинг. группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Рынки капиталов группа Международные судебные разбирательства группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × отмечает, что судебная практика, как правило, признает наличие воли на отчуждение имущества, если:

  • есть договор, который предусматривает передачу права владения иному лицу,
  • есть агентский договор или договор комиссии на реализацию имущества,
  • собственник выдал доверенность с полномочиями по отчуждению имущества,
  • собственник передал комплект документов и иные принадлежности имущества, которые необходимы для подтверждения права владения им, пользования и распоряжения. Например, два комплекта ключей от автомобиля, как это было в деле Ширяева.

При этом в случаях, когда собственник передал имущество другому лицу без заключения договора и оформления каких-либо документов, имеет значение характер их отношений, замечает эксперт. «Как правило, когда речь идет о наличии родственной связи, суды исходят из того, что собственник выразил волю на отчуждение, если только собственник не приведет весомых аргументов обратного», — поясняет Григорян.

* Имена и фамилии участников процесса изменены редакцией.

ВС: постановка авто на учет в ГИБДД не говорит о добросовестности его приобретателя

22 октября Верховный Суд вынес Определение № 23-КГ19-6 по спору о признании добросовестным приобретателем собственника автомобиля, на который был наложен арест в рамках судебного разбирательства о взыскании банком кредитной задолженности с его прежних владельцев.

Суды двух инстанций признали владельца автомобиля добросовестным приобретателем

В мае 2015 г. Валерий Черноиванов купил у ООО «Бизнес Кар Кубань» автомобиль «Тоуоtа Соrоllа» за 974 тыс. руб. Спустя несколько дней мужчина продал авто Темерлану Солтоматову за 850 тыс. руб. В августе того же года новым собственником транспортного средства стал Аюб Дохтукаев.

В сентябре 2016 г. суд наложил арест на данный автомобиль в целях обеспечения иска АО «Тойота Банк» к Валерию Черноиванову и его поручителю. Предъявленный гражданам иск касался взыскания с них задолженности по кредитному договору и обращения взыскания на автомобиль, находящийся в залоге у банка. Дело № 33-32887/2018 рассматривалось в Таганском районном суде г. Москвы.

Весной 2017 г. Аюб Дохтукаев обратился в суд с иском к Темерлану Солтоматову и Валерию Черноиванову о признании его добросовестным приобретателем автомобиля. В обоснование своих исковых требований он ссылался на факт приобретения авто по договору купли-продажи при наличии оригинала паспорта ТС и утверждал, что при регистрации в ГИБДД не было выявлено каких-либо ограничений и обременений. Гражданин подчеркивал, что он не знал и не мог знать о наличии притязаний на машину со стороны третьих лиц.

Спор рассматривался в Шалинском городском суде Чеченской Республики. В ходе судебного разбирательства выяснилось, что, согласно данным республиканского УГИБДД МВД по состоянию на 17 марта 2017 г., в отношении автомобиля был наложен запрет на совершение регистрационных действий. Привлеченный в качестве соответчика «Тойота Банк» возражал против удовлетворения иска, ссылаясь на то, что залог автомобиля был зарегистрирован в Едином реестре уведомлений о возникновении залога движимого имущества до заключения гражданами договоров купли-продажи авто.

Суд удовлетворил иск Аюба Дохтукаева, решение устояло в апелляции. Обе инстанции исходили из того, что спорный автомобиль был приобретен истцом по возмездной сделке до наложения судебного ареста на данное имущество. Следовательно, истец не знал и не мог знать об обременении в виде залога.

Верховный Суд не согласился с выводами нижестоящих судов

Банк направил кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по гражданским делам которого нашла ее обоснованной. Высшая судебная инстанция подчеркнула, что для правильного разрешения дела суду следовало установить факт возникновения залога, его дату и вопрос о том, должен ли был Аюб Дохтукаев, действуя добросовестно при покупке автомобиля, знать об этом залоге.

Верховный Суд отметил, что нижестоящие суды исходили лишь из даты применения судом мер обеспечения в отношении названного автомобиля и не приняли во внимание сам факт залога и дату его возникновения в нарушение положений ч. 2 ст. 56 ГПК РФ и подп. 1 ст. 325 ГК РФ. Согласно п. 4 ст. 339.1 ГК РФ залог движимого имущества может быть учтен путем регистрации уведомлений о залоге в соответствующем реестре, который ведется в установленном законодательством о нотариате порядке. Залогодержатель в отношениях с третьими лицами вправе ссылаться на принадлежащее ему право залога только с момента совершения записи об учете залога (за исключением случаев, если третье лицо знало или должно было знать о существовании залога ранее этого).

«Ссылаясь в обоснование выводов о добросовестности истца на факт регистрации транспортного средства в органах ГИБДД, а также на наличие у собственника автомобиля подлинника паспорта транспортного средства, суд не учел, что ГИБДД не является органом, ведущим реестр залога движимого имущества, а осуществляет учет транспортных средств в целях их допуска к дорожному движению. Факт регистрации автомобиля в органах ГИБДД сам по себе не влечет возникновения, изменения или прекращения гражданских прав в отношении данного имущества и его обременения», – пояснил Суд в своем определении. Он отметил, что банк ссылался на вышеуказанные обстоятельства при апелляционном обжаловании решения суда, однако вторая инстанция отклонила его доводы.

ВС РФ также выявил, что в ноябре 2017 г. Таганский районный суд г. Москвы удовлетворил требования банка к трем гражданам (Черноиванову, его поручителю и Дохтукаеву) о взыскании кредитной задолженности и об обращении взыскания на автомобиль. При этом доводы Дохтукаева о прекращении залога, изложенные в апелляционной жалобе на решение столичного суда, были отклонены Мосгорсудом. Тогда вторая инстанция указала на отсутствие оснований для признания его добросовестным приобретателем автомобиля.

Высшая судебная инстанция добавила, что на момент рассмотрения дела апелляцией решение Таганского районного суда г. Москвы вступило в законную силу. В связи с этим Верховный Суд отменил судебный акт апелляции и отправил дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции.

Представитель истца раскритиковал позицию ВС

Интересы Аюба Дохтукаева в суде представлял адвокат АБ «Мусаев и партнеры» Алексей Голенко, который выразил несогласие с выводами Верховного Суда. «Это очередной противоречивый судебный акт, продолжающий спорную правоприменительную практику в России. Судебное решение не согласуется с реалиями жизненных обстоятельств гражданина, приобретающего транспортное средство, которое затем может оказаться в залоге», – отметил он.

По словам адвоката, в рассматриваемом деле его доверитель обратился в суд за защитой своих нарушенных прав, поскольку, приобретая автомобиль, он не знал, что тот находится в залоге. «Суд благополучно разделил его позицию, поскольку все представленные доказательства подтверждали добросовестность его действий. Последующая судебная инстанция также согласилась с позицией моего доверителя, оставив решение суда первой инстанции. Более того, предыдущий собственник автомобиля, Темерлан Солтоматов, также не знал о том, что автомобиль находится в залоге у банка. Оба гражданина проживают в сельской местности, с труднодоступным Интернетом, поэтому у них просто нет возможности проверить информацию о регистрации автомобиля в реестре залога движимого имущества», – пояснил Алексей Голенко.

Он добавил, что Верховный Суд отстаивает интересы кредитных организаций, а не рядовых граждан. «Обладая правом законодательной инициативы, Верховный Суд, к сожалению, уклоняется от рекомендаций законодателю в вопросах совершенствования процедур, препятствующих к злоупотреблению. Органы ГИБДД при регистрации автомобиля, находящегося в залоге у банка, не проверяют эту информацию и не сообщают ее новому собственнику, таким образом, они устраняются от охраны прав и свобод гражданина, не предупреждают его о возможных правовых последствиях совершенной сделки, что недопустимо. Необходимо учитывать несовершенный уровень правосознания гражданина в современной России», – отметил Алексей Голенко. По его мнению, введение системы нотариальной регистрации залога не оберегает добросовестных приобретателей от преступных схем мошенников. Ведь гражданин, регистрирующий автомобиль в органах ГИБДД, рассчитывает, что регистрация оградит его от юридических проблем с автомобилем, будь он в угоне или с поддельным регистрационным номером кузова или двигателя.

«Разрешение проблемы видится в четкой регламентации проверки транспортного средства на предмет обременений при регистрации автомобиля в органах ГИБДД, предоставление сведений из реестра сотрудникам и органам регистрации автомобиля будет способствовать предупреждению подобных споров. Поскольку при покупке автомобиля некоторые покупатели полагают, что процедура регистрации автомобиля в органах ГИБДД лишит их возможных юридических проблем с автомобилем, необходимы ясные правила регистрации автомобилей, находящихся в залоге, с возможностью проверки залога в органах ГИБДД», – подытожил адвокат.

Эксперты «АГ» разошлись в оценке выводов Суда

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко назвал определение законным и обоснованным. «ВС РФ верно указал на то, что истец мог узнать о залоге из Единого реестра уведомлений о возникновении залога движимого имущества, что ГИБДД никаких прав и обременений не регистрирует и что выводы судебных актов Таганского районного суда Москвы и Московского городского суда в части действия залога являются для настоящего дела преюдициальными», – отметил он.

По словам эксперта, единственный нюанс, на который Суд не обратил внимания, заключается в том, что истец в данном деле избрал ненадлежащий способ защиты права. «Такого способа защиты гражданских прав, как “как признать себя добросовестным приобретателем”, не знает ни один федеральный закон. В случае наложения судом ареста на имущество, принадлежащее лицу, не участвующему в деле, такое лицо может освободить имущество от ареста только путем предъявления иска об освобождении имущества от ареста. Это вытекает из абз. 2 п. 50 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 10/22 от 29 апреля 2010 г. о некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав. Такой иск предъявляется не по месту жительства истца, как он это сделал в комментируемом деле, а по месту нахождения должника или взыскателя», – пояснил адвокат.

В свою очередь, адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев заметил, что споры о признании приобретателя добросовестным практически всегда носят сложный характер. «Судебная практика по данным вопросам не однообразна, а закон не содержит конкретных формулировок того, какие именно действия должен в том или ином случае совершать приобретатель имущества, чтобы доказать факт добросовестности приобретения», – пояснил он.

По мнению эксперта, в рассматриваемом деле можно не согласиться с выводами Верховного Суда в части упоминания реестра залогового имущества как существенного обстоятельства для доказывания. «Как видно из определения, приобретатель ссылался на то, что у продавца транспортного средства на руках был оригинал паспорта транспортного средства, хотя в случае залога он всегда хранится в банке, и обременений в базе ГИБДД на автомобиль наложено не было. В связи с этим гражданин добросовестно предполагал, что приобретает автомобиль без обременений. Данных доводов приобретателя вполне достаточно, чтобы признать его добросовестным», – полагает адвокат.

Читайте также  Как узнать о залоге автомобиля?

Илья Прокофьев добавил, что Верховный Суд также обосновал свое определение преюдициальным значением ранее вынесенного решения по иску банка, что вполне соответствует закону. «Однако такая ситуация порождает для приобретателя практически непреодолимое препятствие для признания себя добросовестным. Для правильного итогового рассмотрения обоих споров производство по первому делу (исковому заявлению банка) должно быть возобновлено, а дела объединены в одно производство», – заключил эксперт.

Обращение взыскания на заложенное движимое имущество: как доказать добросовестность приобретателя?

Особое место среди актуальных судебных споров в настоящее время занимают споры по залоговым обязательствам сторон. Так, участились ситуации, когда лицо берет кредит в банке в целях покупки транспортного средства, машин, техники, оборудования или иного движимого имущества, которое затем становится предметом залогового обязательства. Исполнять обязательство по погашению кредита заемщик не может, допускает просрочку, и банк обращается в суд с требованием о взыскании денежных средств по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество. Однако в ходе рассмотрения дела выясняется, что залоговое имущество уже продано или иным образом отчуждено третьему лицу, которое владеет и пользуется этим имуществом, и тут начинаются судебные тяжбы.

В связи с кризисом в экономике обострилась проблема невозможности исполнения лицами своих кредитных обязательства перед кредиторами. В настоящее время такая тенденция носит довольно массовый характер и сопряжена с большим количеством нарушений прав как заемщиков, так и кредиторов.

Категория дел по обращению взыскания на заложенное имущество является довольно значимой, т.к. необходимо допустить соблюдение прав не только заемщика и кредитора (залогодержателя), но и конечного собственника залогового имущества, который зачастую ни сном, ни духом не знает о наличии обременений своего имущества.

Законодательное регулирование.

В соответствии с действующей редакцией п. 1 ст. 353 Гражданского кодекса РФ в случае перехода прав на заложенное имущество от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев, указанных в п/п 2 п. 1 ст. 352 и ст. 357 Гражданского кодекса РФ) либо в порядке универсального правопреемства залог сохраняется. Правопреемник залогодателя приобретает права и несет обязанности залогодателя, за исключением прав и обязанностей, которые в силу закона или существа отношений между сторонами связаны с первоначальным залогодателем.

Данные изменения были внесены Федеральным законом от 21.12.2013 г. № 367-ФЗ. Также данный закон ввел расширенный перечень оснований прекращения залога, что существенно усилило охрану прав третьих лиц-добросовестных приобретателей.

Согласно п. 1 ст. 352 Гражданского кодекса РФ одним из оснований для прекращения залогового обязательства стало обстоятельство, при котором заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога (подпункт 2). Данные изменения вступили в силу с 01.07.2014 г.

Ранее действующая редакция Гражданского кодекса РФ позволяла залогодержателям во всех случаях обращать взыскание на предмет залога. Право банков на обращение взыскания на заложенное имущество пользовалось абсолютной защитой. Такой перекос в защите прав явно не учитывал баланс интересов сторон и не защищал прав добросовестных участников гражданских правоотношений – приобретателей залогового имущества.

Одновременно с внесением указанных выше изменений законодатель ввел и механизм защиты прав залогодержателя, закрепив институт реестра уведомлений о залоге.

В соответствии с п. 4 ст. 339.1 Гражданского кодекса РФ з алог большинства видов движимого имущества, в том числе автомобилей, транспортных средств и т.д., может быть учтен путем регистрации уведомлений о залоге, поступивших от залогодателя, залогодержателя или в случаях, установленных законодательством о нотариате, от другого лица, в реестре уведомлений о залоге такого имущества (реестр уведомлений о залоге движимого имущества). Реестр уведомлений о залоге движимого имущества ведется в порядке , установленном законодательством о нотариате.

Данный реестр является общедоступным и располагается в сети Интернет по адресу www . reestr — zalogov . ru . Значимыми принципами ведения данного реестра является его публичность – любой и каждый может получить выписку из данного реестра либо просмотреть его в режиме онлайн на сайте в сети Интернет.

Что говорят суды?

Изменяя действующее законодательство и вводя в правовое поле реестр уведомлений о залоге движимого имущества, законодатель все же не реализовал институт регистрации залога движимого имущества и, как следствие, придание юридической силы тем залоговым правоотношениям, сведения о предмете которых содержатся в нотариальном реестре уведомлений о залоге движимого имущества.

Вместе с тем, в судах рассматривается немало дел, связанных с обращением взыскания кредиторами на предметы залога по залоговым сделкам.

В предмет доказывания по данной категории дел входят следующие обстоятельства:

  • наличие правоотношений между кредитором и заемщиком, возникших из договора (кредитного, займа и др.);
  • наличие правоотношений между залогодателем и залогодержателем, возникших из сделки, порождающей залоговые обязательства;
  • факт нарушения заемщиком условий денежного обязательства и наступление условий для возможности обращения взыскания на предмет залога;
  • установление лица, в чьей собственности и фактическом владении находится предмет залога;
  • установление наличия либо отсутствия добросовестности владения предметом залога лица, являющегося собственником предмета залога, но не являющегося стороной по сделке, на основании которой возникло залоговое обязательство.

По сути, краеугольным камнем судебного спора по поводу обращения взыскания на предмет залога, находящегося в собственности лица, не являющегося залогодателем, становится доказывание факта добросовестности при приобретении предмета залога.

Рассматривая дела об обращении взыскания на предмет залога, находящийся в собственности у лица, не являющегося залогодателем (для удобства назовем его «приобретателем»), суды уделяют внимание таким следующим обстоятельствам:

  • наличие либо отсутствие в договоре купли-продажи или ином договоре положения об отсутствии притязаний третьих лиц на предмет сделки, не нахождении его в споре, под запрещением или арестом, отсутствии залоговых обязательств на данное имущество. Такие положения договора являются безусловно формальными, автоматически прописываемыми в каждой сделке, однако несмотря на это, важными в плане доказывания добросовестности приобретения спорного имущества;
  • наличие и юридическое качество документов, подтверждающих право собственности. Например, в отношении транспортных средств суды обращают внимание на паспорт транспортного средства: является ли ПТС дубликатом, имеются ли на нем какие-либо надписи и записи, указывающие на нахождение ТС под режимом предмета залога;
  • прошел ли автомобиль процедуру постановки на учет и возникали ли у нового собственника проблемы с его постановкой на учет;
  • указаны ли сведения о спорном автомобиле в реестре уведомлений о залоге движимого имущества и если такие сведения внесены в указанный выше реестр, то когда это было сделано: до перехода права собственности к приобретателю или после.

В силу п. 4 ст. 339.1 Гражданского кодекса РФ залогодержатель в отношениях с третьими лицами вправе ссылаться на принадлежащее ему право залога только с момента совершения записи об учете залога, за исключением случаев, если третье лицо знало или должно было знать о существовании залога ранее этого. Отсутствие записи об учете не затрагивает отношения залогодателя с залогодержателем.

В свою очередь кредиторы зачастую связывают добросовестность приобретателя именно с установлением факта отсутствия в реестре уведомлений о залоге движимого имущества сведений о наличии залога в отношении спорно имущества.

С одной стороны, лицо, проявляя должную осмотрительность, при приобретении в собственность имущества конечно же должно проверить это имущество всеми возможными способами, в том числе и по нотариальному реестру уведомлений о залоге движимого имущества. Ссылка приобретателя на то, что он не знал о существовании такого реестра, разбивается о юридическую максиму – незнание закона не освобождает от ответственности.

Вместе с тем, с другой стороны, в соответствии с ч. 2 ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса РФ). Аналогичные по своей сути нормы содержатся и в Арбитражном процессуальном кодексе РФ (ч.ч. 1, 4, 5 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ).

Данные правовые нормы не позволяют судам при принятии решения ограничиваться одним лишь формальным подходом к делу, что положительно влияет на качество рассмотрения дела с учетом всех его обстоятельств.

В пользу такого подхода свидетельствует и еще одно обстоятельство. Все же внесение в нотариальный реестр уведомлений о залоге движимого имущества не равнозначно регистрации залога, а потому не является обязательным ни для залогодателя, ни для залогодержателя, в связи с чем, говорить о какой-то исключительной роли наличия записи в нотариальном реестре не приходится.

Если применять аналогию, то можно обратиться к регистрации залога в отношении недвижимого имущества. Такие данные содержатся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В случае если приобретатель заключит с залогодателем договор, направленный на возникновение у первого права собственности, то орган Росреестра откажет в регистрации перехода права собственности по причине наличия обременения в отношении предмета сделки. В случае приобретения движимого имущества какой-либо регистрирующий орган отсутствует, а соответственно и отсутствует возможность отследить наличие залогового обязательства в отношении данного имущества с абсолютной степенью уверенности.

Способ решения проблемы.

Конечно, можно оставить все как есть и ничего не менять, но существующая правовая конструкция представляется неэффективной, т.к. допускает возникновение судебных споров и загрузку судов делами, возникновение которых можно в принципе избежать.

Учитывая, что предметом залога является имущество, имеющее, как правило, стоимость соразмерную денежному (кредитному, заемному) обязательству, то способом недопущения спорных ситуаций было бы принятие законодателем механизма регистрации залога и в отношении движимого имущества на базе какой-либо государственной структуры или нотариата. Так, например, обязательная регистрация залога имела бы следующие принципы:

  • залог возникает с момента его регистрации;
  • к договору, направленному на переход права собственности на движимую вещь, должна быть приложена выписка из соответствующего реестра регистрации залога об отсутствии залоговых обязательств в отношении предмета залога;
  • исключить из сферы регистрации залогов в отношении движимого имущества определенной стоимости либо определенного вида. Скажем, залог движимого имущества – транспортных средств, оборудования, механизмов, имеющих идентификационные номера – должен подлежать обязательной регистрации в соответствующем реестре. Из видов движимого имущества, в отношении которых обязательна регистрация залога, исключить вещи, переданные залогодержателю. Можно также ввести стоимостной ценз в отношении предметов залога, которые должны содержаться в соответствующем реестре.

Однако внесение таких изменений в настоящий момент представляется вряд ли возможным.

И что в итоге?

В итоге, учитывая все обстоятельства изложенные выше и практику применения существующего правового института залога судами, представляется, что основополагающим доказательством факта добросовестности приобретения будет выступать отсутствие записи в нотариальном реестре уведомлений о залоге движимого имущества. В связи с этим, при приобретении какого-либо движимого имущества, а тем более дорогостоящего, например, транспортных средств, механизмов, оборудования и др., потенциальному покупателю до заключения договора и передачи денежных средств необходимо проверить такое имущество через сервис в сети Интернет и обратиться к нотариусу, чтобы получить соответствующую выписку из реестра. Только таким способом приобретатель может максимально обезопасить себя от неблагоприятного исхода судебных тяжб.

Однако если судебный спор возник, то задача собственника – доказать факт добросовестности приобретения, который на сегодняшний день подтверждается отсутствием сведений в нотариальном реестре уведомлений о залоге движимого имущества.

(статья опубликована в газете ЭЖ-Юрист. 2016 г. № 25)

Верните машину: как доказать что вы – добросовестный покупатель

Жена тайком продала «семейную» машину, владельцем которой по документам был ее супруг. Тот, узнав о сделке, потребовал вернуть свою собственность. Покупатели возражали, утверждая, что являются добросовестными приобретателями. Суды трех инстанций решали, возможна ли виндикация, для чего нужно было выяснить, был ли автомобиль продан против воли истца.

Читайте также  Принуждение к увольнению пенсионера по собственному желанию

Приобретая автомобиль, будьте осторожны. Может оказаться так, что продавец не имел права выставлять машину на продажу, а настоящий владелец потребует потом возвращения своего имущества. Придется вступать в тяжбу и через суд доказывать, что вы были добросовестным приобретателем. Адвокат Алексей Михальчик говорит, что подобных споров в российских судах очень много, и в подавляющем большинстве случаев суды принимают решения в пользу прежнего собственника. «При этом покупатели иногда становятся заложниками, по сути, мошеннических схем», – отмечает он.

«Продавать машину я не хотел»

В 2013 году Алексей Золотов* купил новую «Lada Kalina», взяв автокредит на сумму 348 000 руб. в «Русфинанс Банке». Возврат денежных средств обеспечивался договором залога, стоимость имущества (автомобиля) по которому была оценена в 399 000 руб. Сам Золотов машиной практически не пользовался, отдав ее жене, о чем та написала расписку. В марте 2015 года супруги разошлись, но оформлять развод не спешили. А через месяц мужчина узнал, что Золотова, не спросив его согласия и даже не сообщив об этом, продала авто Игорю Чижову* за 50 000 руб. А тот, в свою очередь, перепродал его Людмиле Алексеевой*, уже за 200 000 руб., которая теперь по всем документам являлась владельцем машины.

Золотов обратился в Бобровский райсуд Воронежской области (дело № 2-696/2015), требуя признать недействительными оба договора купли-продажи и вернуть ему автомобиль. В исковом заявлении он указывал, что машину продавать не собирался, договора купли-продажи не заключал, подпись в нем не ставил и денег за авто не получал. Кто поставил подпись в соглашении от его имени, мужчина сказать не мог. Кроме того, он просто не имел права этого делать, поскольку «Lada Kalina» находится в залоге у банка и без его согласия сделка состояться не могла. Представители ответчиков-покупателей говорили о том, что Золотов сам передал автомобиль супруге, а значит, тот «выбыл из владения не против его воли», и просили признать своих доверителей добросовестными приобретателями.

Согласно ст. 301 ГК, собственник имеет право требовать возврата своего имущества из чужого незаконного владения. Суду предстояло решить, действует ли это «виндикационное правило» в случае с Золотаревым и обоими покупателями его автомобиля.

В п. 1 ст. 302 ГК говорится: если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

По делу была назначена графологическая экспертиза, результаты которой показали, что истец действительно не подписывал договор купли-продажи авто. Да и сам он неоднократно подтверждал, что намерения продавать машину не имел. В результате суд первой инстанции решил, что имущество выбыло из собственности владельца против его воли, в связи с чем оно подлежит истребованию из незаконного владения Алексеевой. Апелляция поддержала эту позицию, после чего неудачливые покупатели обратились в ВС (дело № 14-КГ16-9).

Суды ошиблись трижды

ВС напомнил о положениях п. 39 совместного постановления Пленума ВС и ВАС «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой прав собственности и других вещных прав» от 29 апреля 2010 года. В указанной норме говорится, что собственник должен доказать, что имущество было отчуждено не по его воле. Признание недействительной сделки, во исполнение которой собственность переходит иному лицу, доказательством этого может и не являться. «Владение может быть утрачено в результате действий самого владельца, направленных на передачу имущества, или действий иных лиц, осуществляющих передачу по его просьбе или с его ведома. В подобных случаях имущество считается выбывшим из владения лица по его воле», – указывает ВС. Он направил дело на пересмотр в апелляцию, указав на ряд ошибок, допущенных судами нижестоящих инстанций.

Во-первых, они незаслуженно проигнорировали расписку от 15 марта 2015 года, которой Золотов передавал автомобиль в фактическое владение супруги. Бобровский райсуд указал, что этот документ «не имеет правового значения, поскольку собственник вправе распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению и передавать его в пользование другим лицам», апелляция с этим согласилась. Однако они не учли положения ч. 1 и 2 ст. 35 СК, согласно которым супруги владеют, пользуются и распоряжаются общим имуществом по обоюдному согласию. При совершении сделки одним из супругов предполагается, что он действует с согласия другого (в нашем случае – даже подтвержденного распиской). Суды не исследовали, как машина попала к Золотовой и могла ли та ей распоряжаться, на что и указал ВС.

Второй спорный момент в том, что ни Золотов, ни его жена не заявляли о хищении автомобиля и правоустанавливающих документов на него либо об их утрате иным способом. Вместе с тем указанные предметы были переданы новому собственнику – Чижову в присутствии некоего С. Тот в своих письменных объяснениях говорил, что Золотов против сделки не возражал и присутствовал при ней, но в судебном заседании как свидетель допрошен не был. Таким образом, суды не установили, как именно машина выбыла из собственности истца.

В-третьих, удовлетворяя требования, суд первой инстанции, а за ним и апелляция опирались на результаты почерковедческой экспертизы, которая была проведена с нарушением требований процессуального законодательства. Например, эксперты исследовали не оригиналы подписи истца, а образцы его почерка на копиях документов.

Мнения экспертов разошлись

Эксперты, поделившиеся с «Право.ru» своим мнением, относительно позиции ВС по этому делу, оценивают его по-разному. Например, Павел Хлюстов, адвокат, партнер в «Барщевский и партнеры», считает, что это дело стоит воспринимать позитивно, поскольку оно свидетельствует о том, что Гражданская коллегия ВС, «наконец-то, начала проводить грань между владением и собственностью при рассмотрении виндикационного иска». Юрист предполагает, что этот судебный акт может изменить сложившуюся судебную практику судов общей юрисдикции, обычно удовлетворяющих такие иски. «Согласно ст. 302 ГК, в тех случаях, когда собственник добровольно передал имущество во владение другого лица (в данном случае супруге), а указанное лицо по собственному усмотрению распорядилось имуществом вопреки воли собственника, истребовать имущество у добросовестного приобретателя нельзя. Это обусловлено тем, что законодатель возлагает на собственника риск выбора доверенного лица, которому он вверяет свое имущество. Таким образом, собственнику следует внимательней подходить к выбору лица, которому он передает имущество, как показывает это дело и многочисленная судебная практика, даже супруг может вести себя недобросовестно», – комментирует Хлюстов.

Его коллега адвокат Алексей Михальчик говорит, что ему выводы ВС по данному делу представляются далеко не бесспорными, поскольку суд свои доводы о возможном наличии воли истца на отчуждение имущества обосновывает тем фактом, что супруги не обращались с заявлением о хищении. «Представляется, что обращение с иском уже является свидетельством отсутствия такой воли, – сомневается Михальчик. Но продолжает уже на более позитивной ноте: – Тем не менее, защита прав добросовестного приобретателя крайне важная тема, которая заслуживает самого пристального внимания высшей судебной инстанции. Весьма пространное решение ВС дает надежду на то, что ситуация кардинальным образом изменится и суды начнут внимательнее рассматривать доводы сторон и защищать права добросовестных приобретателей, если такая необходимость возникнет».

КС разъяснил, когда нельзя истребовать имущество от добросовестного приобретателя

Конституционный суд РФ огласил постановление по делу о проверке на соответствие Основному закону страны нормы Гражданского кодекса РФ об истребовании имущества от добросовестного приобретателя. Заявитель проиграл виндикационный иск, связанный с покупкой находящейся в совместной собственности бывших супругов квартиры.

Согласно судебным материалам, Владимир Гуков почти двадцать лет являлся титульным собственником квартиры в Ангарске. В августе 2015 года, через два месяца после развода, он без согласования с экс-супругой продал жилище своему родственнику. Спустя год у квартиры опять сменился владелец. По договору купли-продажи им стал Евгений Мокеев. В 2018 году бывшая супруга Гукова в суде добилась раздела совместно нажитого имущества и признания сделки по продаже квартиры ее бывшим мужем недействительной. Женщина дождалась, пока решение вступит в законную силу, и подала уже к Мокееву виндикационный иск. В 2019 году суд пошел ей навстречу и истребовал у Мокеева ½ долю спорной квартиры, а также исключил из ЕГРН запись о нем как о собственнике жилья. Доводы ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, а трехлетний срок исковой давности истек, были отклонены. Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение в силе.

В своей жалобе в КС Мокеев указал, что лишился ½ доли единственного жилья в результате применения судами п. 1 ст. 302 ГК РФ. При этом сделка купли-продажи между ним и родственником Гукова не признана недействительной. По мнению заявителя, данное правовое регулирование не гарантирует защиту прав собственности тем, кто действовал осмотрительно и разумно при заключении договора купли-продажи и не мог знать об отсутствии полномочия на распоряжение жилым помещением, поскольку это будет установлено на основании судебного решения значительно позднее, и, кроме того, лишает его даже компенсации. Мокеев указал, что оспариваемая норма на практике становится основанием для истребования от законного титульного владельца (добросовестного приобретателя) доли жилого помещения, находящегося у него на праве собственности, и потому противоречит Конституции РФ.

Позиция КС (в изложении пресс-службы суда) свелась к следующему. Имущество признается совместной собственностью супругов независимо от того, на чье имя из них оно приобретено, — сведения в ЕГРН могут не содержать информации об общей совместной собственности. Таким образом, факт внесения в этот реестр записи с указанием одного из супругов не отменяет законного режима имущества, и оба супруга являются его собственниками.

Разумное и осмотрительное поведение добросовестного приобретателя, полагающегося на сведения ЕГРН, не предполагает выяснения им судьбы этого имущества. Иное возлагало бы на покупателей недвижимости все риски, связанные с признанием недействительными сделок, совершенных третьими лицами, и тем самым подрывало бы доверие граждан к государственной регистрации недвижимости.

Вместе с тем, как указал КС, бывший супруг, сведений о котором не имеется в реестре, должен сам контролировать сохранение за собой права на имущество и позаботиться о его своевременном разделе или хотя бы о внесении указания о себе как о сособственнике в запись о регистрации права. В отсутствие же таких действий недопустимо возложение неблагоприятных последствий совершения сделки на добросовестных участников гражданского оборота.

Обстоятельства дела могут свидетельствовать о незаинтересованности бывшего супруга судьбой своего имущества или означать, что данное лицо полагалось на осуществление правомочий бывшим супругом.

Допускается, что отчужденное спорное имущество не может считаться выбывшим из владения сособственника, не участвовавшего в сделке, помимо его воли. При этом права такого бывшего супруга могут быть защищены путем предъявления требований к другому супругу. Но гражданин, приобретший жилое помещение у третьего лица, обладает меньшими возможностями по оценке рисков, чем бывший супруг — участник общей совместной собственности. Таким образом, не подлежит удовлетворению иск бывшего супруга, который не принял меры по оформлению своего права собственности, но добился признания сделки о ее продаже недействительной, предъявленный к добросовестному приобретателю, полагавшемуся на данные ЕГРН и ставшему собственником законно. Иное нарушало бы баланс прав и интересов всех участников гражданского оборота, отметил КС.

КС пришел к выводу, что в данном истолковании оспариваемая норма не противоречит Конституции РФ и не предполагает истребования жилого помещения в делах, аналогичных рассмотренному.

Кроме того, КС указал, что законодатель вправе внести изменения в правовое регулирование отношений, связанных с государственной регистрацией прав на имущество, находящееся в совместной собственности бывших супругов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: